Чёрные мифы о Великой Победе. Миф 4

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Оцените статью | Оценок: 1, Рейтинг: 5.00/5
Loading ... Loading ...
Просмотров: 87

Миф четвертый. О «чрезмерной» цене Победы

Продолжение. Начало здесь: Миф 1; Миф 2; Миф 3

На рубеже ХХ и ХХI веков мнения по отношению к людским потерям на советско-германском фронте в годы Великой Отечественной войны резко разделились.

С одной стороны, большой коллектив военных историков во главе с генерал-полковником Г.Ф. Кривошеевым опубликовал в 1993 г.  книгу «Гриф секретности снят», в которой на основе обширного статистического материала была показана сопоставимость потерь армий двух стран на советско-германском фронте. Этот вывод затем был повторен авторским коллективом в книгах «Россия и СССР в войнах ХХ века», вышедшей в 2001 году, и «Великая Отечественная без грифа секретности», изданной в 2009 и в 2014 годах.

С другой стороны, ряд лиц, занимающихся историческими исследованиями, доводы упомянутых книг отвергли, опубликовали свои цифры соотношения потерь Красной армии и вермахта (см. табл. 1) и упорно отстаивают тезис о «чрезмерной цене Победы».

В последние годы наибольшую активность в пропаганде тезиса »о чрезмерной цене Победы» проявляют Борис Соколов и Игорь Ивлев.

Таблица 1

Характеристика людских потерь на советско-германском фронте сторонниками «чрезмерной цены Победы»

Характеристика

потерь

Соколов Б.В. Ивлев И.И. Мерцалов А.Н.,

Мерцалова Л.А.

Лопуховский Л.Н., Кавалерчик Б.К.
Число погибших военнослужащих Красной армии, млн чел. 26,9 19,8 14 11,8 (14,5)
Число погибших военнослужащих вермахта, млн чел. 2,6 - 2,8 3,5 (4,9)
Соотношение потерь, Красная армия : вермахт 10,3:1 - 5:1 3,4: 1 (2,9:1)

Примечание: в скобках указаны потери с учетом пленных и пропавших без вести.

Доктор филологии Борис Соколов опубликовал в 2017–2018 годах новые книги «Цена войны. Людские потери России и СССР в ХХ и ХХI вв.» (изд-во «АИРО-XXI») и «Правда и мифы Второй Мировой» (изд-во «Вече»), в которых очередной раз «доказывает», что Красная армия потеряла в Великой Отечественной войне погибшими и умершими в плену 26,9 млн чел., а соотношение потерь Красной армии и вермахта на советско-германском фронте составляло 10:1.

Игорь Ивлев в обширной статье «А в ответ тишина – он вчера не вернулся из боя …» (сборник «Умылись кровью?», 2011 год) «подсчитал», что Красная армия потеряла в Великой Отечественной войне погибшими и умершими в плену 19,5 млн чел. Эта цифра прозвучала в феврале 2017 года на парламентских слушаниях «Патриотическое воспитание граждан России: «Бессмертный полк», в докладе-презентации депутата Госдумы Николая Земцова.

Логика и аргументация Бориса Соколова и Игоря Ивлева невежественны как в критике оппонентов, так и в собственных «подсчетах» потерь Красной армии.

Лживая критика оппонентов

Основными своими противниками и Борис Соколов, и Игорь Ивлев считают военных историков во главе с генерал-полковником Кривошеевым, оценившими в книге «Гриф секретности снят» (1993 год) демографические потери Красной армии (погибшие и умершие) – 8,7 млн чел., (9,2 млн чел. – с учетом 0,5 млн чел., призванных в Красную армию, но погибших до зачисления их в списки войск). Для доказательства правомочности своих цифр Борису Соколову и Игорю Ивлеву нужно опорочить расчеты военных историков, показать, что они занизили потери Красной армии »в несколько раз». Честным анализом исследования коллектива Кривошеева сделать это невозможно, поэтому Борис Соколов и Игорь Ивлев прибегают к различного рода фальсификациям и домыслам.

Борис Соколов считает, что Кривошеев «занизил» потери Красной армии примерно на 18 млн чел. В качестве первого и главного примера »колоссального недоучета» потерь военными историками Борис Соколов в новой книге «Цена войны. Людские потери России и СССР в ХХ и ХХI вв.» в разделе «Критика официальной цифры безвозвратных потерь Красной Армии в Великой Отечественной войне» представил древний, многократно разоблаченный фейк о якобы «заниженности» Кривошеевым потерь Центрального фронта в Курской оборонительной операции. На страницах 172–173 новой книги он пишет: »…официальные цифры потерь легко опровергаются информацией, которая содержится в самом сборнике «Гриф секретности снят»… Согласно данным этого сборника, 5 июля 1943 года, к началу Курской битвы, войска Центрального фронта насчитывали 738 тысяч человек и в ходе оборонительного сражения с 5 по 11 июля включительно потеряли убитыми и пропавшими без вести 15 336 человек и ранеными и больными 18 561 человек… К моменту перехода Красной Армии в наступление на Орел, 12 июля, состав войск Центрального фронта почти не изменился: прибыла одна танковая и убыли две стрелковые бригады… к началу Орловской операции Центральный фронт должен был располагать примерно 704 тыс. человек личного состава. Однако, как утверждают авторы книги «Гриф секретности снят», в тот момент в войсках Рокоссовского насчитывалось только 645 300 человек. Значит, истинные потери Центрального фронта в оборонительном сражении под Курском были, как минимум, на 58,7 тыс. больше, чем утверждает официальная статистика… Общие же потери Центрального фронта в период с 5 по 11 июля можно оценить в 92,6 тыс. человек».

Нужно сказать, что этот описанный Соколовым пример «недоучета» потерь Центрального фронта в Курской оборонительной операции получил широкое распространение: его приводят в своих работах Л.Н. Лопуховский и Б.К. Кавалерчик, В.В. Бешанов и А. Байербах. Кроме того, Соколов поместил упомянутый пример и в статье о Курской битве, опубликованной за рубежом. Западные историки Никлас Цеттерлинг и Андрес Франксон некритически поместили этот пример в книге »Kursk 1943: a statistical analysis», а американский историк Деннис Шоуолтер в книге «Битва на Курской дуге. Броня и кровь» так его прокомментировал: »…Судя по сведениям из архивов бывшего СССР, между 5 и 11 июля число жертв составило 34 000 чел. – почти половина из этого числа убитыми. Но показатели численности для Центрального фронта в тот же период свидетельствуют о ее сокращении почти на 93 000 человек, без каких-либо серьезных изменений в ходе сражения. Это расхождение на 59 000 невозможно не заметить, но по-прежнему нельзя объяснить (выделено мной. – В.Л.)».

Отчего же нельзя объяснить? Можно, причем без особого труда. Все числовые данные примера взяты Борисом Соколовым из двух таблиц, приведенных на страницах 188 и 189 книги «Гриф секретности снят». В этих таблицах перечислены лишь крупные боевые формирования Центрального фронта – объединения и соединения (авторами книги «Гриф секретности снят» это специально оговорено). Но, кроме них, в состав Центрального фронта входило большое количество отдельных боевых частей, и их число в период с 5 по 12 июля 1943 года изменилось существенно: согласно приложениям 6 и 19 книги «Курская битва», из состава Центрального фронта в указанный период была выведена 31 отдельная часть (4 отдельных инженерных бригады, 2 полка САУ, 2 зенитно-артиллерийских полка, 2 истребительно-противотанковых полка, 21 инженерный батальон). Общая численность этих частей и составляла те 57–59 тыс. человек, которые Соколов определил в качестве якобы «недосчитанных» Кривошеевым потерь фронта.

Глупость этого примера можно было бы отнести к невежеству Бориса Соколова в отношении структуры боевого состава фронтов, если бы не два обстоятельства. Во-первых, в книге «Тайны Второй мировой» («Вече», 2000 г.) Борис Соколов поместил статью о Курской битве, в которой дал ссылки на упомянутую выше книгу «Курская битва». Причем в ссылке №182 им прямо указано: »см. статистику, относящуюся к Курской битве: Курская битва. Под ред. И.В. Поротькина, С. 47–-504″. Именно на этих страницах приведены приложения 6 и 19. Во-вторых, в очной дискуссии с Борисом Соколовым в конце 2011 года – начале 2012 года на страницах еженедельника «Военно-промышленный курьер» мною в последней статье «Псевдонаучные миражи Бориса Соколова» был проведен разбор фейка о «заниженности» Кривошеевым потерь Центрального фронта. Другими словами, Борис Соколов прекрасно знает о сфальсифицированности своих претензий к Кривошееву. по поводу «заниженности» потерь Центрального фронта. Это значит, что помещение Борисом Соколовым в новой книге рассмотренного примера – не заблуждение, а преднамеренная фальсификация. Более того, на основании этого сфальсифицированного примера Борис Соколов публично обвинил авторов книги «Гриф секретности снят» в незнании арифметики и даже счел возможным бахвалиться этим откровенно подлым поступком в новой книге.

Пытаясь доказать, что Кривошеевым людские потери Красной армии «многократно» занижены, Борис Соколов приводит в новой книге «Цена войны. Людские потери России и СССР в ХХ и ХХI вв.» еще несколько примеров, касающихся потерь Войска Польского, советских войск при обороне Одессы и в Восточно-Прусской операции, потерь 1-го Украинского фронта в Берлинской операции и потерь 3-го Украинского фронта в Балатонской операции.

Рассуждения Соколова о «заниженности» Кривошеевым потерь Войска Польского вообще «не из той оперы». Во-первых, Кривошеев подсчитывал потери Красной армии, а не Войска Польского. В его итоговой таблице потерь в стратегических операциях 1945 года представлены лишь потери Красной армии, а потери Войска Польского, как и других союзников, – румынских, болгарских и чехословацких войск – в таблицу не вошли. Во-вторых, сам же Борис Соколов признает, что »…авторы книги «Гриф секретности снят» приводят в своей книге близкие к действительности данные о безвозвратных потерях двух армий Войска Польского за весь период боевых действий на советско-германском фронте – 24 707 чел. …» Выходит, что в целом Кривошеев правильно оценил суммарные потери Войска Польского, т.е. этот приведенный Борисом Соколовым пример не только не подтверждает его тезис о «занижении» Кривошеевым потерь, но и прямо его опровергает.

Глуп пример «занижения» потерь, касающийся обороны Одессы. Борис Соколов пишет: »…Официальные цифры советских потерь в этой операции – 16 578 убитых и пропавших без вести… Однако известно, что в ходе сражения за Одессу румынская армия взяла около 16 тыс. пленных… Совершенно невероятно, чтобы за более чем два месяца боев защитники Одессы потеряли всего 578 убитых» (с. 173–174). А в ссылке №20 он поясняет: «Цифра в 16 тыс. пленных, захваченных румынами в боях за Одессу, подтверждается тем фактом, что когда в 1943 году Румыния официально аннексировала Трансистрию (Одесскую область), то из плена были освобождены 13 682 уроженца Трансистрии… Нет сомнения, что большинство их было захвачены во время боев за Одессу» (с. 381).

У меня тоже нет сомнения, что большинство из освобожденных 13 682 уроженцев Одесской области были захвачены во время боев за Одессу. Но это были не воины Красной армии. Борис Соколов, видимо, не догадывается, что части Красной армии комплектовались по экстерриториальному принципу, в соответствии с которым в регулярных частях, обороняющих Одессу, если и были уроженцы этого города и Одесской области, то их было очень немного. Поскольку в обороне Одессы, наряду с регулярными частями Красной армии, принимали участие истребительные батальоны и отряды народного ополчения, то очевидно, что большинство из освобожденных из плена одесситов попали в плен, сражаясь именно в отрядах народного ополчения. А их потери, в том числе пленными, в донесениях войск не фигурировали. Поэтому из 16 тыс. взятых румынами пленных красноармейцев было не более 2…2,5 тыс. человек, т.е. при обороне Одессы, согласно данным Кривошеева Г.Ф.  о безвозвратных потерях, Красная армия убитыми потеряла не 578 чел., как «насчитал» Борис Соколов, а 14-14,5 тыс. чел. (примерно по 200 чел. в день), что не противоречит здравому смыслу.

В примерах о якобы «заниженности» Кривошеевым потерь 1-го Украинского фронта в Берлинской операции и 3-го Украинского фронта в Балатонской операции Борис Соколов использовал ту же фальсификацию, что и в рассмотренном выше примере о потерях Центрального фронта в Курской оборонительной операции – не учел численность отдельных боевых частей фронтов и изменения их количества при переходе от одной операции к другой.

Потери советских войск в Восточно-Прусской операции подсчитаны Борисом Соколовым на основе анекдотичного домысла в стиле незабвенного Козьмы Пруткова. Общие потери Красной армии погибшими в Восточно-Прусской операции (411 тыс. чел.) Борис Соколов получил, умножив потери в Калининградской области (143,7 тыс. чел) на три, мотивируя это тем, что территория Калининградской области составляла лишь треть от территории Восточной Пруссии. Следуя этой логике Бориса Соколова, цифру потерь немецкой группы армий «Б» погибшими в Сталинградской битве нужно увеличить до 1 млн 680 тыс. человек – умножить 140 тыс. погибших немцев в сталинградском «котле» на двенадцать, так как территория сталинградского «котла» составляла примерно двенадцатую часть территории, на которой сражались войска группы армий «Б».

Таким образом, аргументация Бориса Соколова о «занижении» Кривошеевым потерь Красной армии невежественна и лжива: она построена на грубых фальсификациях и абсурдных домыслах.

***

В работе «…А в ответ тишина – он вчера не вернулся из боя!» Игорь Ивлев сделал попытку уличить Кривошеева в «занижении» на 8 млн чел. потерь Красной армии за период с 22 июня 1941 года по 1 сентября 1942 года. При расчете безвозвратных потерь Красной армии за указанный период Ивлев ссылается на «неоспоримый документ» – доклад И.В. Сталину начальника Главного управления формирования и укомплектования войск Красной армии Е.А. Щаденко «О мобилизационных ресурсах и их использовании за год войны (на 1 сентября 1942 г.)». Используя этот документ, Ивлев насчитал за рассматриваемый период 13 022 606 человек как число безвозвратных потерь Красной армии, исходя из того, что с начала войны и до 1 сентября 1942 года в вооруженные силы были привлечены 25 024 500 человек (включая численность вооруженных сил на 22 июня 1941 года). Но Ивлев не заметил, что п. 4 доклада, в котором фигурирует цифра 25 024 500 человек, начинается словами: »С начала (войны) до 1 сентября 1942 г. требовалось …», а реальное число привлеченных в вооруженные силы было значительно меньшим, что указано в п. 7, доклада: »Передано в состав Красной армии, ВМФ, НКВД за все время войны (включая наличие на 1 июня 1941 г.) – 18 069 000 чел. (выделено мной. – В.Л.)», из которых на 1 сентября 1942 года числилось убитых, пленных и пропавших без вести – 4 920 300 чел.

Нетрудно заметить, что цифра безвозвратных потерь Красной армии за период с 22 июня 1941 года по 1 сентября 1942 года, приведенная в «неоспоримом документе» (4 920 300 чел.) в 2,65 раза меньше цифры, подсчитанной Ивлевым (13 022 606 чел.). Зато с данными «неоспоримого документа» вполне согласуется цифра, подсчитанная Кривошеевым, – 4 655 886 человек на 1 июля 1942 года.

Ошибочность подсчетов

Наиболее одиозный характер имеют «подсчеты» потерь Бориса Соколова. «Методику» и результаты подсчета потерь Красной армии Борис  Соколов излагает на 24 страницах новой книги «Цена войны. Людские потери России и СССР в ХХ и ХХI вв.» Если отжать из этих страниц «воду», то в «сухом остатке» получим следующее. Цифру людских потерь Красной армии в 26,9 млн человек Борис Соколов получил, умножив среднемесячные потери Красной армии погибшими (500 тыс. чел.) на число месяцев войны (46,56), прибавив к ним погибших в плену (4 млн чел.), небоевые потери в тыловых округах (0,56 млн чел.) и вычтя окруженцев (0,94 млн чел.), вернувшихся в Красную Армию. Несостоятельность его «методики» состоит в том, что в расчете среднемесячной численности погибших Красной армии (500 тыс. чел.) заложены две фальсификации. Во-первых, Борис Соколов для получения среднемесячной численности погибших делит число погибших красноармейцев в ноябре 1942 года (413 тыс. чел.) не на уровень погибших в этом месяце, а на уровень раненых (83%) в этом месяце. Другими словами, Борис Соколов предположил, что соотношение между числом погибших и числом раненых советских солдат в течение всей войны постоянно. Предположение фантастическое, но, тем не менее, Борис Соколов на 13 страницах новой книги, жонглируя цифрами, пытается доказать, что »…соотношение между числом убитых и раненых на протяжении всей войны представляет для Красной Армии более или менее постоянную величину». Затея эта бессмысленна. Более того, она смешна – даже используемые Борисом Соколовым данные табл. 17 его новой книги недвусмысленно опровергают сделанное им предположение. Так, согласно табл. 17, в декабре 1942 года погибших красноармейцев было в 1,3 раза меньше, чем в ноябре 1942 года, а раненых оказалось не меньше в 1,3 раза, как требует пропорциональность, а, наоборот, в 1,5 раза больше. Вообще соотношение между погибшими и ранеными никогда не бывает постоянным. В ходе Великой Отечественной войны оно менялось от 0,298 до 0,626, т.е. более чем в 2 раза.

В силу непостоянства соотношения между числом погибших и числом раненых методическая ошибка оценки потерь Красной армии способом Бориса Соколова велика (более 6 млн чел.) и принципиально неустранима. Оценивать людские потери Красной армии по «методике» Бориса Соколова – это все равно что школьной линейкой измерять диаметр атомного ядра.

Вторая фальсификация Бориса Соколова заключается в умышленной подтасовке исходных данных для расчетов. В качестве исходных данных Борис Соколов взял цифры о потерях советских войск в ноябре 1942 года из статьи Д.А. Волкогонова «Мы победили вопреки бесчеловечной системе» («Известия», 8.05.1993 г.). Но в книге «Гриф секретности снят» приведены совсем другие цифры потерь наших войск в 1942 году. Для четвертого квартала 1942 года, по которому произведены расчеты Бориса Соколова, эти цифры меньше волкогоновских в три раза.

Уровень достоверности цифр Волкогонова объективно существенно ниже цифр Кривошеева. Во-первых, цифры авторского коллектива книги «Гриф секретности снят» получены в результате проведения в 1988–1993 годах комплексного статистического исследования архивных документов и других материалов, содержащих сведения о людских потерях Красной армии. При этом были использованы результаты работы комиссии Генерального штаба по определению потерь, возглавляемой генералом армии С.М. Штеменко (1966–1968 годы) и аналогичной комиссии Министерства обороны под руководством генерала армии М.А. Гареева (1988 год). Методика расчетов достаточно подробно изложена в изданных авторским коллективом книгах и докладывалась неоднократно на различных форумах. Хотя работа этого коллектива не лишена недостатков, но в целом их данные ясны и прозрачны. О данных же Волкогонова известно лишь то, что они «результат долгих подсчетов по документам». Кто их и как считал, неясно. Во-вторых, непонятно, какие потери были подсчитаны. Ряд исследователей (С.Н. Михалев, А.В. Толмачева) полагают, что цифры, приведенные Волкогоновым, – это данные предварительных подсчетов общих (безвозвратных и санитарных) потерь. В-третьих, расчеты показывают, что при уровнях безвозвратных потерь в 1942 году, соответствующим цифрам Волкогонова, Красная армия была бы не в состоянии вести наступление в начале 1942 года под Москвой, а в конце 1942 года – под Сталинградом.

Несостоятельность «методики» Бориса Соколова проявляется и в том, что она обладает высокой «гибкостью»: при желании с ее помощью можно получить любые цифры потерь. Причем даже с использованием тех источников исходных данных, на которые ссылается Борис Соколов. Хотите получить цифру потерь даже большую, чем у Соколова? Пожалуйста – из упомянутой табл. 17 вместо данных за ноябрь 1942 года используйте данные за октябрь 1942 года. Боевые потери Красной армии получатся равными 47,7 млн человек. Если же вы хотите получить цифру меньшую, чем у Бориса Соколова, возьмите данные табл. 17 за декабрь 1942 года. Боевые потери Красной армии при этом будут равны 12 млн человек.

Приведенные примеры показывают, что в зависимости от принятых исходных данных результаты подсчетов потерь Красной армии по «методике» Бориса Соколова отличаются в несколько раз. Суммарная погрешность оценки Борисом Соколовым демографических потерь Красной армии составляет около двух десятков миллионов человек.

В целом чрезмерные, принципиально неустранимые методические погрешности и грубые ошибки в определении исходных данных делают как методику Бориса Соколова, так и результаты его «подсчетов» потерь Красной армии научно ничтожными.

Подсчитанную с помощью описанной выше «методики» цифру потерь Красной армии в 26,9 млн человек Борис Соколов опубликовал еще в 1993 году, и все последующие годы он с неодолимым упрямством стремится доказать ее «правильность». В новой книге «Цена войны. Людские потери России и СССР в ХХ и ХХI вв.» Борис Соколов пытается подтвердить полученную им цифру потерь Красной армии несколькими способами. Общий для них «методический подход» Борис Соколов откровенно пояснил в новой книге при подсчете потерь по балансу мужского населения страны: »…Посмотрим, каким должен быть размер недоучета населения по переписи 1939 года, чтобы была верна наша оценка безвозвратных потерь Красной армии в 26,9 млн человек (выделено мной. – В.Л.)». Во всех «подтверждающих» расчетах Борис Соколов следует этому «подходу»: он с помощью фальсификаций, подтасовок и подлогов формирует такие исходные данные, чтобы в результате подсчетов тем или иным способом получилась цифра потерь Красной армии, близкая к 26,9 млн человек. В качестве иллюстрации характерных фальсификационных приемов Бориса Соколова рассмотрим один из его «подтверждающих» расчетов – по балансу использования людских ресурсов в Вооруженных силах СССР в войне. При составлении этого баланса жгучее желание Бориса Соколова «подтвердить» свою цифру потерь вынудило его увеличить официальную цифру призыва (34,6 млн чел.) на 12 млн человек. Впрочем, даже при увеличении призыва на «подсчитанные» Борисом Соколовым 12 млн человек желаемый для него баланс, если учесть численность всех видов убыли из Красной армии, не получается – не хватает 6,2 млн человек. При отстаиваемой им цифре погибших в 26,9 млн человек баланс сходится лишь при общем призыве в 52,7 млн человек. Последняя цифра означает, что мобилизация в Красную армию должно была охватить практически все мужское население страны призывных возрастов. Это в принципе невозможно – экономика страны просто была бы не в состоянии функционировать.

Для оценки реальных мобилизационных возможностей страны в годы войны нужно определить численность мужского населения призывных возрастов, не подлежащих призыву по инвалидности, болезни и другим причинам, а также выявить потребности оборонной промышленности и других отраслей народного хозяйства в мужчинах призывных возрастов. Такую работу более 40 лет назад проделал известный американский исследователь (Гарвардский университет) демографических процессов в Советском Союзе эмигрант Сергей Максудов (псевдоним потомственного диссидента Александра Бабенышева).  Опираясь на переписи населения СССР 1939 года и 1959 года, а также на исследования зарубежных демографов, Сергей Максудов пришел к выводу, что людские ресурсы, имевшиеся в распоряжении советского правительства для ведения войны, составляли примерно 35 млн человек. При таком призыве баланс Вооруженных сил сходится при численности погибших красноармейцев в 9,2 млн. человек, что совпадает с оценкой потерь Кривошеевым.

***

Игорь Ивлев Безвозвратные потери Красной армии оценивает в 19,5 млн человек. Эту цифру Игорь Ивлев определил методом демографического баланса: его подсчеты представлены ниже в табл. 2. Нужно сказать, что Ивлев смешивает два разных понятия »безвозвратные потери в военно-оперативном смысле» и »безвозвратные потери в демографическом смысле». В оригинальной таблице Ивлева в итоговой строке безвозвратные потери обозначены в военно-оперативном смысле – погибшие, умершие от ран и болезней, пропавшие без вести, попавшие в плен. Но цифра, приведенная в этой строке, характеризует безвозвратные потери в демографическом смысле  – погибшие, умершие от ран и болезней, погибшие в плену. Это следует из перечня характеристик убыли вооруженных сил в приведенной ниже табл. 2. Пунктом 6 таблицы в убыль, не относящейся к безвозвратным потерям, включены военнослужащие, либо оставшиеся живыми (вернувшиеся из плена, дезертиры, эмигранты), либо исключенные из списков Красной армии, будучи живыми (уволенные по ранению и болезни, переданные в промышленность, осужденные). Другими словами, в безвозвратные потери Игорь Ивлев включил лишь погибших или умерших от ран воинов Красной армии. Такую трактовку безвозвратных потерь подтверждают также итоги подсчетов Игоря Ивлева: общие потери населения СССР – 42 млн человек погибшими и умершими: потери Красной армии – 19 млн человек, потери гражданского населения – 23 млн человек.

Данные табл. 2 баланса вооруженных сил, представляющие собой итог »многомесячной работы» Игоря Ивлева над статьей » …А в ответ тишина – он вчера не вернулся из боя», помещенной в сборнике «Умылись кровью?» (издан в 2012 году), отличаются от оценок баланса коллектива историков под руководством Кривошеева, опубликованных в книге «Россия и СССР в войнах ХХ века» (издана в 2001 году) по нескольким позициям.

1. Численность привлеченных в вооруженные силы у Игоря Ивлева больше, чем у Кривошеева на 3,1844 млн человек (37,6611 млн чел. против 34,4767 млн чел.). Но в число привлеченных в вооруженные силы Игорь Ивлев включил 2,2373 млн человек вторично призванных. Это – двойной счет. Кроме того, Игорь Ивлев принял в качестве числа мобилизованных за период с 22.06.1941 г. по 31.12.1941 г. цифру 14 млн человек, но по справке Оперативного управления Генерального штаба от 1 мая 1942 года с начала войны и до 1 января 1942 г. было мобилизовано на 2,210 млн человек меньше – 11,790 млн человек.

Таблица 2

Оценки Игоря Ивлева безвозвратных потерь Красной армии по балансу вооруженных сил (млн чел.)

Характеристика убыли вооруженных сил Значение характеристик, млн. чел.
1. К началу войны (на 22 июня 1941 г.) состояло по списку 5,0823
2. Мобилизовано в годы войны 32,57881
3. Всего привлечено в вооруженные силы 37,6611
4. После окончания войны (на 1 июля 1945 г.) оставалось 12, 8398
5. Общая убыль из вооруженных сил в течение войны 24,8213
6. Убыль, не относящаяся к безвозвратным потерям, из нее:
·         уволено по ранению и болезни (ставшие инвалидами) 3,4651
·         вернулось из плена 0,9493
·         передано для работы в промышленности, местной противовоздушной обороне и в подразделениях военизированной охраны; 0,0947
·         не разыскано дезертиров, а также отставших от эшелонов; 0,2124
·         осуждено и направлено в места заключения 0,4366
·         эмигрировавшие в страны Запада 0,2500
7. Безвозвратные потери 19,4132

Примечание: 1 – с учетом вторично призванных (2,2373 млн чел.)

2. Игорь Ивлев ошибочно исключил из убыли, не относящейся к безвозвратным потерям, большую часть военнослужащих, переданных для работы в промышленности, местной противовоздушной обороне и в подразделениях военизированной охраны (3,6146 – 0,0947 = 3,5119 млн чел.), а также направленных на укомплектование войск и органов НКВД (не входящих в состав вооруженных сил), специальных формирований других ведомств (1,1746 млн чел.) и переданных на укомплектование соединений и частей Войска Польского, чехословацкой и румынской армий (0,2504 млн чел.). Исключение из убыли, не относящейся к безвозвратным потерям, перечисленных категорий военнослужащих Игорь Ивлев мотивировал тем, что они оставались в рядах вооруженных сил. Но это не так. Все перечисленные категории призванных исключались из списочного состава Красной армии. Например, призванные в вооруженные силы, но переданные в промышленность в составе рабочих колонн, исключались из состава военнослужащих и становились военнообязанными (военнообязанные – это мужчины, годные к воинской службе, но не призванные в вооруженные силы – находящиеся в запасе). Это подтверждает Постановление Государственного Комитета Обороны от 26 июля 1942 года, №2100сс. Пунктом 6 Постановления определялось: «Обязать наркоматы к 20 августа с. г. передать в армию … б) 50 000 человек военнообязанных (выделено мной. – В.Л.), годных к строевой службе, в возрасте до 45 лет из числа переданных наркоматам в составе рабочих колонн (приложение №2 – расчет призыва по наркоматам)». Приложение №2 имело называние »Расчет призыва военнообязанных, годных к строю, из рабочих колонн, переданных наркоматам».

Кроме того, Игорь Ивлев занизил число военнослужащих, вернувшихся из плена после войны (0,9493 млн чел. вместо 1,550 млн чел. по данным В.Н. Земскова), и занизил число уволенных по ранению и болезни (3,4651 млн чел. вместо 3,7975 чел. по данным Кривошеева). Число 3,461 млн человек он получил, ссылаясь на данные, якобы приведенные на страницах 195 и 456 книги Е.И. Смирнова «Война и военная медицина: Мысли и воспоминания. 1939–1945″ (издана в 1976 году). Но на указанных страницах книги Е.И. Смирнова никаких сведений об уволенных из армии по ранению и болезни нет.

Таким образом, в силу наличия двойного счета, неточностей в определении числа призванных в 1941 году и неправомерного исключения ряда категорий военнослужащих из убыли, не относящейся к безвозвратным потерям, расчеты Игоря Ивлева безвозвратных потерь Красной армии по балансу вооруженных сил ошибочны. При устранении перечисленных ошибок людские потери Красной армии в балансе Игоря Ивлева сократятся до 9,1 млн человек, что сопоставимо с данными Кривошеева – 9,2 млн человек (с учетом 0,5 млн чел., призванных в Красную армию, но погибших до зачисления их в списки войск).

Примечательно, что цифры потерь Красной армии, «подсчитанные» Борисом Соколовым (26,9 млн чел.) и Игорем Ивлевым (19,5 млн чел.), никак не коррелируются с оценками демографов. В.С. Гельфанд (книга «Население СССР за 50 лет (1941–1990): Статистический справочник», 1992 год), а также коллектив авторов (Е.М. Андреев, Л.Е. Дарский и Т.Л. Харькова – книга «Население Советского Союза 1922 –1991 гг.», 1993 год) независимо друг от друга, используя детально отработанный в демографии метод возрастных передвижек, получили, что в СССР всего погибло во время войны 15,8…16,1 млн мужчин призывных возрастов (и военных, и гражданских – от тех, кому в 1941 году было 14 лет, до тех, кому в 1946 году могло быть 56 лет). Если верить цифрам Соколова и Ивлева, то военнослужащих Красной армии во время войны погибло на 3,4–11,1 млн больше, чем погибло всех мужчин призывного возраста (и военных, и гражданских) Советского Союза (видимо, на стороне Красной армии воевало несколько миллионов инопланетян).

Интегральные оценки потерь Красной армии и вермахта на советско-германском фронте

Многолетнее упорное навязывание обществу мнения о «чрезмерной цене Победы» привело к необходимости анализа и обобщения существующих оценок людских потерь Красной армии и вермахта, проведенных различными отечественными и зарубежными исследователями. Результаты этого анализа и обобщения изложены в книге автора «Людские потери Красной армии и вермахта на советско-германском фронте. Методология исчисления и комплексная оценка», (изд-во ИПО «У Никитских ворот», 2014 год).

В ходе исследования выяснилось, что в практике исчисления потерь в Великой Отечественной войне использовались одиннадцать методов, которые могут быть разбиты на три группы: прямые (прямого счета) и расчетные и балансовые.

К прямым методам оценки людских потерь относятся: оценка по персональному учету потерь, оценка по списочному учету потерь, оценка по учету потерь военкоматами, оценка по учету потерь в захоронениях.

Расчетные методы оценивают общие людские потери по потерям офицерского состава по потерям в отдельных периодах войны и по статистической выборке потерь.

Балансовые методы оценки людских потерь опираются на результаты составления балансов: вооруженных сил, населения страны, мужского населения страны, мужского и женского населения страны.

Анализ применимости перечисленных методов к оценке людских потерь на советско-германском фронте показывает, что ни один из методов исчисления людских потерь в войне из-за методических ошибок и разброса значений исходных данных не может дать точечную оценку демографических потерь Красной армии и вермахта. Речь может идти лишь об интервальных оценках людских потерь на советско-германском фронте. Это – во-первых.

Во-вторых, вследствие недостаточной достоверности исходных данных рассмотренные методы позволяют оценивать людские потери Красной армии и вермахта с точностью не выше 0,1 млн человек.

В-третьих, из одиннадцати применявшихся в исследовательской практике методов исчисления военных потерь оценку людских потерь на советско-германском фронте с приемлемыми погрешностями (в несколько сот тыс. чел.) способны произвести лишь три метода, опирающиеся на существующие массивы архивных документов – по списочному учету потерь (только для оценки потерь Красной армии), по персональному учету потерь и по статистической выборке потерь.

Поскольку использование прямых методов для подсчета потерь на советско-германском фронте могут сопровождаться большими субъективными ошибками авторов соответствующих расчетов, то для достижения необходимой точности оценки людских потерь прямыми методами целесообразно сочетать с оценками косвенными методами.

В-четвертых, методические погрешности расчетных методов оценки общих потерь по потерям в отдельных периодах войны и по потерям офицерского состава, превышающие методические погрешности остальных методов более чем в 10 раз, принципиально неустранимы, поэтому указанные методы абсолютно неприемлемы для оценки людских потерь на советско-германском фронте.

В-пятых, в силу неполноты и низкой достоверности массивов исходных данных методы оценки людских потерь по данным военкоматов, по захоронениям и балансовые методы могут играть в настоящее время лишь вспомогательную роль в исследованиях потерь на советско-германском фронте. Вместе с тем, оценки, полученные балансовыми методами, целесообразно использовать для выявления граничных (предельных) значений потерь Красной армии и вермахта на советско-германском фронте.

В целом неоднозначность и недостаточная достоверность исходных данных диктуют необходимость формирования двух групп интервальных оценок потерь Красной армии и вермахта: основных, полученных методом, имеющим наименьшую погрешность (для Красной армии – по данным списочного учета потерь, для вермахта – по статистической выборке потерь), и граничных, полученных в результате обобщения оценок, произведенных  балансовыми методами, и устанавливающих предельно возможные нижнюю и верхнюю границы потерь Красной армии и вермахта («коридор» оценок).

Имеющиеся оценки потерь Красной армии и вермахта на советско-германском фронте обобщены и откорректированы в упомянутой книге автора «Людские потери Красной армии и вермахта на советско-германском фронте. Методология исчисления и комплексная оценка». Полученные основные и граничные оценки людских потерь Красной армии (в потери Красной армии включены 0,5 млн человек, призванных, но погибших до зачисления их в списки войск) и вермахта на советско-германском фронте сведены в общую таблицу (табл. 3) с указанием соответствующих значений соотношения потерь.

Таблица 3.

Интегральные оценки людских потерь Красной армии и вермахта на советско-германском фронте

№ п/п Виды интервальных оценок потерь Числовые значения потерь, млн чел Соотношение потерь, Красная армия/вермахт
Красная армия вермахт
1. Демогра-фические потери Основные 8,3…8,9 5,2…6,3 (1,31…1,71):1
Граничные 6,9…10,4 5,2…7,3 (0,94…2,00):1
2. Безвоз-вратные потери Основные 10,1…10,6 8,3…9,6 (1,05…1,27):1
Граничные 8,9…12,5 8,3…10,6 (0,84…1,50):1

Примечание. Демографические потери – погибшие и умершие от ран.

Безвозвратные потери – погибшие, умершие от ран, попавшие в плен и пропавшие без вести.

Данные табл. 3 убедительно демонстрируют, что о многократном превышении потерь Красной армии над потерями вермахта на советско-германском фронте и речи не может быть. Согласно представленным в табл. 3 основным интервальным оценкам, безвозвратные потери Красной армии и вермахта на советско-германском фронте сопоставимы по величине, а граничные интервальные оценки показывают, что из-за недостаточности, недостоверности и противоречивости исходных данных нельзя даже со всей определенностью сказать, были ли потери Красной армии больше или меньше потерь вермахта.

Все стенания ряда историков, публицистов и политиков о «чрезмерной цене Победы», о «горе трупов, которыми мы завалили немцев» не имеют никакого отношения к действительным результатам противостояния Красной армии и вермахта. В начале Великой Отечественной войны вермахт был объективно сильнее, хитрее, искуснее Красной армии, и ее потери были больше. Но постепенно положение менялось, и к середине 1943 года боеспособность войск противоборствующих сторон выровнялась, а с 1944 года по боевому мастерству и солдаты, и офицеры, и генералы Красной армии превосходили немецких солдат, офицеров и генералов. Поэтому в течение 1944–1945 годов людские потери вермахта существенно превышали потери Красной армии.

Продолжение следует…

В.В. Литвиненко

доктор технических наук, профессор

sovross

Опубликовал: admin | Дата: Май 5 2020 | Метки: История |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

WordPress Themes

Последние комментарии

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 34,289 | Комментариев: 21,235

© 2010 - 2020 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В.
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews
Premium WordPress Themes
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire