Цены – под контроль государства

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Оцените статью:
Loading ... Loading ...
Просмотров: 0

Проблема государственного регулирования ценообразования на продовольственные товары первой необходимости стала центральной на прошедших в Государственной думе парламентских слушаниях, организованных комитетом Госдумы по аграрным вопросам, руководит которым заместитель Председателя ЦК КПРФ В. Кашин. И это закономерно.

Именно рост цен больше всего волнует сегодня граждан нашей страны, о чём свидетельствуют социологические опросы. Как остановить рост цен? Что должно сделать для этого государство? Высказать свою точку зрения по этим вопросам организаторы парламентских слушаний пригласили представителей профильных министерств, депутатов Госдумы и региональных заксобраний, учёных, сельхозпроизводителей и работников отраслевых союзов, в том числе ассоциаций крупнейших торговых сетей, и др. Общее число участников парламентских слушаний «Совершенствование правового механизма государственного регулирования ценообразования на продовольственные товары первой необходимости» превысило 300 человек. Сегодня на страницах «Правды» представлены наиболее острые моменты обсуждения темы.

Опыт КПРФ уникален

Председатель ЦК КПРФ, руководитель фракции КПРФ в Госдуме Геннадий Зюганов, выступивший перед участниками форума, считает, что для регулирования цен на продовольственные товары первой необходимости законодательно всё в основном подготовлено. Но нет ответа на главные вопросы, без которых не может устойчиво развиваться ни одна отрасль. Эти главные вопросы связаны с финансово-экономическим курсом, с формированием бюджета, с поддержкой наиболее ярких руководителей и хозяйств.

Каким образом можно решить проблемы, если в цене хлеба труд крестьянина составляет всего 8—10%? Почему при стоимости барреля нефти в 2006 году 65 рублей литр бензина стоил 12 рублей, а сейчас практически при том же уровне цен на нефть — (67 рублей за баррель) литр бензина стал в 4 раза дороже — 48 рублей? Как можно регулировать цены и поддерживать своего товаропроизводителя, если на 90% сферу торговли контролируют иностранные сети, которые вытаскивают деньги из страны?

Диктат торговых сетей приводит к совершенно возмутительным последствиям. Геннадий Андреевич рассказал, как вместе с Павлом Грудининым, руководителем совхоза имени Ленина, он две недели добивался, чтобы отменную клубнику, собранную в прошлом году этим хозяйством, приняли в московских магазинах. Но в итоге почти 300 тонн из 1200 так и сгнило.

«У КПРФ есть уникальный пример выхода из кризиса, — заметил Г. Зюганов. — После страшного дефолта, когда обвалили всю финансовую систему, когда цены просто взлетели и можно было породить большую смуту и бунт, мы еле-еле уговорили Примакова стать премьером. Он тогда потребовал к себе в заместители Маслюкова, который возглавлял Госплан и знал, как работать с министерствами и ведомствами. Геращенко, которого признавали на Западе и очень уважали у нас в стране, согласился быть главным банкиром.

Они тогда приняли всего три меры, остановившие рост цен и заставившие всех работать. Первое. Пригласили всех руководителей и сказали: если у вас есть реальная программа, мы её профинансируем, но деньги вам дадим под конкретные производства с правом их использовать только на эти цели, и вы за них будете отчитываться каждый месяц. С этим все согласились, и наша промышленность прибавила в тот год 24%.

Они выделили средства на народные предприятия. Был принят соответствующий закон. И тогда создали двести народных предприятий, которые стали локомотивами по выводу страны из кризиса. Эти предприятия и сегодня показывают пример того, как надо работать. Вот здесь присутствует председатель СПК «Звениговский» Иван Иванович Казанков. У него в хозяйстве 200 тысяч голов свиней, 20 с лишним тысяч голов крупного рогатого скота. Построили мясокомбинат, молочное производство. У хозяйства есть 780 своих магазинов в двенадцати российских регионах. Но Казанкова десятый год судят и никак от него не отвяжутся. Эта свора как душила народные предприятия, так и продолжает душить.

У Грудинина в хозяйстве — лучшая социальная сфера, зарплата — свыше 100 тысяч рублей. Даже президент дал поручение провести на базе этого хозяйства общероссийский семинар. Мы его провели. Кроме того, сняли пятнадцатиминутный документальный фильм об опыте трёх лучших народных предприятий, включая хозяйство Сумарокова, ставшее лучшим в Сибири. Я пять раз, выступая с парламентской трибуны, просил показать по телевидению фильм об опыте этих предприятий, но его так и не показали».

По мнению лидера КПРФ, главная причина нынешних сбоев и проблем — в отсутствии элементарной системной работы по выводу страны из кризиса.

«Есть локомотивы, которые вытаскивают любую экономику, — заметил Г. Зюганов. — Первый и главный из них — это агропромышленный комплекс. В него надо вкладывать минимум 10—12% бюджета. Европа вкладывает 33%, Америка — 24%, Советская страна вкладывала от 15 до 20%. А у нас десять лет подряд расходуется всего 1,5%.

Каким образом можно развивать сельское хозяйство, если не обновляются фонды и не поддерживается сельхозмашиностроение? Мы с депутатами Харитоновым и Коломейцевым охрипли, упрашивая поддержать производителей сельхозтехники. У нас «Ростсельмаш» объединяет по кооперации тысячу предприятий, Кировский завод — шестьсот предприятий. Но мы еле-еле выбили 16 миллиардов рублей для того, чтобы хоть как-то стимулировать это производство.

Кашин на встрече с президентом убедил его рассмотреть этот вопрос на Госсовете. Мы разработали программу, подготовили план, внесли соответствующие законы. Но при рассмотрении бюджета всё опять уполовинили и урезали. При такой внутренней политике цены продолжат расти.

Сейчас мы начинаем формировать бюджет на новую трёхлетку. И обязаны все вместе осознать, что сельское хозяйство должно поддерживаться. Ведь это единственная отрасль, которая в прошлом году дала прирост в 2%. Но мы должны по-хозяйски распоряжаться зерном. А сейчас пшеницу везут в Турцию, там мелют муку и продают её нам в полтора — два раза дороже.

Все проблемы решаемы. Программы готовы, законодательная база тоже. Но, на мой взгляд, у нынешнего правительства нет реальной заинтересованности в решении этих проблем».

Произвол торговых сетей должен быть остановлен

С докладом по вопросу ценообразования на продовольственные товары первой необходимости выступил заместитель Председателя ЦК КПРФ, председатель комитета Госдумы по аграрным вопросам академик РАН Владимир Кашин:

«Мы все обеспокоены ситуацией, сложившейся в розничной торговле продовольственными товарами первой необходимости. Цены на абсолютное большинство товаров, входящих в продовольственную корзину, растут темпами существенно выше инфляции.

Продовольственная корзина подорожала почти на 800 рублей. А это более 10%, при том что официальная продовольственная инфляция по итогам 2020 года составила 6,7%, а общая инфляция — 4,9%.

Многие регионы отличились особым повышением цен на продовольственные товары первой необходимости. Но никто не воспользовался существующим законодательством для регулирования ситуации, хотя у регионов на это определённые права есть.

Если взглянуть структурно на удорожание продовольственной корзины, то окажется, что более 70% нагрузки на семейный бюджет наших граждан оказало повышение цен на фрукты, овощи, молочные и мясные продукты. Хлебобулочные изделия составляют всего 5% от общего увеличения расходов на продовольственную корзину.

Анализ динамики розничной торговли показывает, что идёт сокращение розничных рынков и ярмарок. Для чего всё это делается? Для того, чтобы создать приоритет для торговых сетей.

В крупнейших продовольственных торговых сетях уже сложился оборот больше 4 трлн рублей. А ведь все они зарегистрированы в офшорах. И это должно обязательно приниматься во внимание при подготовке решений по регулированию цен, ведь в этом контексте становятся более явными истинные причины роста цен и сложившейся в России системы ценообразования на продовольствие.

В качестве примера можно взять муку. При цене пшеницы 14,8 руб./кг цена муки у производителя составляет 20,9, а розничная цена муки уже выше 42 руб./кг. Неужели продать муку стоит дороже огромного труда крестьянина, который целый год выращивает зерно?!

Так же и по другим продуктам. Кого мы грабим?! Деревня и так задавлена, она и так унижена.

Зарплата на селе почти в два раза ниже, чем в среднем по экономике. Посмотрите, что стало с больницами, детскими садами. Посмотрите, что с дорогами и газификацией. Бедность страны представлена сегодня лицом аграрников, кормильцев нашей державы. В городе доля малоимущего населения — 12%, а в деревне — 20%. Аналогичное соотношение и по коэффициенту смертности и рождаемости.

Мы только приблизились к нулевому сальдо во внешней торговле: на 30 млрд долларов закупаем продовольствия, на столько же продаём. Но добиться этого мы могли бы гораздо раньше, если бы своевременно направили деньги на преобразование наших деревень.

Посмотрите, как живут деревни в любых развитых экономиках Европы. Да даже далеко ходить не надо — посмотрите, как живут люди в деревнях Белоруссии. Там ни одной деревни не снесено. А у нас взяли и в пять раз снизили финансирование государственной программы комплексного развития сельских территорий, которая обсуждалась на парламентских слушаниях, была утверждена Госсоветом и подписана правительством.

Дважды на Госсовете обсуждался проект госпрограммы ввода в сельскохозяйственный оборот заброшенных земель — «второй целины». Председатель правительства М. Мишустин, выступая в Госдуме и отвечая на вопросы депутатов, заявил, что поддерживает принятие этой важнейшей программы. Но она до сих пор не принята.

А ведь речь идёт о том, чтобы к тем 80 миллионам гектаров посевных площадей, которые мы имеем сегодня, добавить ещё 40 миллионов гектаров. Тогда многие вопросы будут у нас решены, тогда не будет никакого дефицита, и поручение президента о наращивании экспорта продукции АПК до 45 миллиардов долларов получилось бы выполнить к 2024 году, а не занимались бы сейчас в правительстве тем, как втихаря перенести этот контрольный срок на 2030 год. Это просто позорно.

Посмотрите другие характеристики, как живёт в целом наш народ. За эти годы доходы упали почти на 12%, а цены растут на всё, не только на продовольственные товары, но и на услуги, тарифы. Вот и выходит, что 12,9% населения живут в нищете, 28% — около черты бедности, ещё 34% получают доход ниже среднего. Итого: 70% населения еле сводят концы с концами. Если «очистить» зарплату от налоговой нагрузки, то от 49 тысяч рублей останется только 26 тысяч. А если убрать ещё и обязательные платежи, то в остатке будет 12,6 тысячи рублей в месяц.

Поэтому мы говорим о необходимости всерьёз заняться государственным регулированием в ценообразовании. Вы посмотрите на уровень рентабельности по селу. В минусовой зоне находится производство мяса. И только субсидиями его удаётся вывести в плюс. Но если зарплату на селе сделать на уровне средней по экономике, то всё сельское хозяйство будет в убытке.

Правительство отреагировало на повышение цен шестью постановлениями. Но ни в одном из них нет ни слова о торговле. Там только лишь квоты, пошлины и другие ограничения для крестьянства. Эксперты из МГУ и экономических институтов оценивают последствия этих непродуманных решений на уровне 160 миллиардов рублей потерь в АПК.

Бюджетная поддержка сократилась на 50 миллиардов рублей. Теперь бьют крестьян под дых новыми ограничениями. А ведь на них ещё давит диспаритет цен.

Воспользовавшись этой суматохой, производители минеральных удобрений и агрохимикатов вздёрнули цены. Мы в первый же день дали телеграмму председателю правительства, но до сих пор ответа не получили. Уничтожается плодородие почвы. Чтобы один миллион тонн продукции произвести, требуется 80 тысяч тонн по действующему веществу фосфора, калия, азота, кальция и марганца. А вносится в два с половиной раза меньше. И всё это при полной информированности правительства, администрации президента, депутатского корпуса.

В России государство сегодня даёт своему крестьянину всего 25 долларов, а в Китае — 1900 долларов на гектар пашни, в Евросоюзе — 800 евро.

Село не может развиваться при финансировании в 1,5% от расходной части бюджета. Поэтому мы должны выйти минимум на 5% от консолидированного бюджета с федеральной частью в 500 миллиардов рублей. При той отдаче, которую даёт АПК, при тех важнейших задачах, которые он решает, это совсем небольшая сумма. Удаётся же в бюджете найти триллионы рублей на поддержку банков или нефтяников.

Наряду с финансовой поддержкой должны развиваться законодательные механизмы. Многие важнейшие законодательные инициативы нами уже отработаны и приняты.

Мы убеждены в том, что только забота о производителях, и в первую очередь о малом, среднем бизнесе, даст нужный стране результат. Крупный производитель во многом сам себя обеспечивает. Ему не угрожают ни произвол торговых сетей, ни управленцы-дармоеды. А вот малый и средний бизнес мы обязаны защитить.

Недавно президент России выступал на Давосском форуме и говорил о «золотом миллиарде», который пытается править на всей планете. Президент выразил своё несогласие с эффективностью такой модели развития. А мы сегодня выражаем своё несогласие тому «золотому миллиону», который у нас сложился в России. К слову, в список «Форбс» в кризисный 2020 год вошли два новых долларовых миллиардера как раз из сферы торговли».

Пожарными мерами проблему не решить

Сложившаяся на отечественном агропродовольственном рынке система ценообразования в настоящее время не устраивает ни потребителей продовольствия, ни его производителей, заявил академик РАН, научный руководитель Всероссийского научно-исследовательского института экономики сельского хозяйства Иван Ушачёв:

«На фоне снизившихся на 3,5% в 2020 году реальных денежных доходов населения и возросших на 4% цен на продукты питания приходится признать, что продовольствие становится всё менее доступным, особенно для малоимущих слоёв населения. В настоящее время около 20% населения страны живут на доходы ниже или немногим выше прожиточного минимума, который составляет 14 тысяч рублей в месяц, при этом расходы на питание составляют 46% от их потребительских расходов.

И здесь важно подчеркнуть, что почти четверть — 22% — сельского населения находится за чертой бедности, тогда как в городе доля малоимущих составляет 7%. Поэтому крайне важно обеспечить рост доходов граждан, и прежде всего в сельской местности, чему должна способствовать госпрограмма комплексного развития сельских территорий. К сожалению, слабой стороной госпрограммы оказалось её финансовое обеспечение, которое уже дважды было сокращено, что ставит под сомнение возможность достижения её основных амбициозных целей.

Также необходимо увеличить поддержку малоимущих слоёв населения на базе внедрения системы адресной продовольственной помощи и введения механизмов фудшеринга.

Рассматривая проблему ценообразования с позиции производителей сельхозпродукции и продовольствия, следует прежде всего базироваться на анализе динамики цен по всей продовольственной цепочке. Так, за последние пять лет цены производителей на сельхозпродукцию увеличились почти на 10%, цены производителей в пищевой промышленности — на 13,5, при этом индекс потребительских цен вырос на 23,5, а потребительских цен на продовольственные товары — на 21%.

Таким образом, за пятилетний период рост цен производителей сельхозпродукции был существенно меньше, чем рост в других сферах АПК и розничной торговли.

Ещё одним негативным фактором является снижение доли сельхозпроизводителей в структуре розничных цен. Во многих продовольственных товарах она составляет менее 40%. В то же время доля сферы обращения постоянно растёт.

Например, в 2019 году по муке пшеничной доля сфер обращения в розничных ценах составляла 53%, по маслу подсолнечному — 46%, макаронным изделиям — 45%, сахару — 33%.

Необходимо, наконец, добиться улучшения доступа к рынкам сбыта, прежде всего малых форм хозяйствования и местных производителей, обеспечить развитие системы электронных торгов, расширить географию поставок и номенклатуру сельхозтоваров, реализуемых на бирже. Также необходимо более широкое использование интернет-площадок.

Говоря о формировании цен на сельскохозяйственную продукцию, следует особо подчеркнуть, что важнейшим фактором является рост себестоимости её производства, который, в свою очередь, зависит от конъюнктуры цен на ресурсы для сельского хозяйства. Они за последние пять лет росли в два раза быстрее, чем цены сельхозтоваропроизводителей: 17% против 9%. Так, цены на дизельное топливо за это время увеличились на 21%, на комбикорма — на 20%, на гербициды — на 35% и т.д. При этом следует иметь в виду, что цена электроэнергии для сельского хозяйства в два раза превышает цену для промышленности: в 2019-м было 5567 рублей против 2600.

Таким образом, стабилизацию цен на агропродовольственном рынке необходимо начинать с регулирования цен на ресурсы для сельского хозяйства и оптимизации структуры затрат производителей. И в связи с этим необходимы введение нулевой ставки по акцизам на продажу топлива для сельхозтоваропроизводителей, приведение тарифов на электроэнергию в соответствие с тарифами, сложившимися для потребителей промышленности, активное регулирование цен на рынке минеральных удобрений.

Одновременно сохраняется чрезмерно высокая зависимость отечественных АПК от зарубежной техники и технологий, что представляет серьёзную угрозу для развития нашего производства. Поэтому снижение курса рубля в 2020 году более чем на 10% стало крайне негативным фактором для ценовой ситуации на агропродовольственном рынке.

Регулирование налогового курса является одним из важных механизмов воздействия на ценообразование на продовольственные товары как непосредственно через цену импортируемого продовольствия, так и на себестоимость отечественного производства.

Одной из важнейших проблем является сезонное колебание цен на агропродовольственном рынке, что отрицательно сказывается как на доходности сельхозтоваропроизводителей, так и на покупательной способности потребителей. С целью сглаживания таких колебаний целесообразно более быстрыми темпами развивать инфраструктуру по хранению и логистике сельскохозяйственного сырья и продовольствия, совершенствовать механизм интервенционных операций. Внедрение комплексной системы страхования позволит защитить доходы сельхозпроизводителей не только от природно-климатических рисков, но и в случае изменения ценовой ситуации.

Наращивание экспорта сельхозсырья и продовольствия привело к усилению зависимости внутреннего агропродовольственного рынка от ситуации на мировом. А на мировом рынке в 2020 году начался существенный рост цен. В январе 2021 года, по данным ФАО, сложился самый высокий прирост цен с июля 2014 года».

И. Ушачёв подчеркнул, что для пресечения роста цен нужны не экстренные меры, ситуационно применяемые правительством, а разработка и внедрение научно обоснованной системы постоянно действующих механизмов. Формирование такой системы должно основываться на комплексном подходе, учитывающем необходимое совершенствование ценовых отношений между всеми сферами АПК и торговли, как внутренней, так и внешней.

Достучаться до правительства

Если заместитель министра сельского хозяйства Оксана Лут говорила преимущественно о мерах поддержки аграриев (об установлении таможенных пошлин на вывоз зерновых и масличных, о введении квотирования на вывоз зерна, о расширении для животноводов, мукомолов и производителей макаронных и хлебобулочных изделий направлений целевого использования льготных краткосрочных кредитов), то руководители хозяйств пытались донести до правительства очевидную для них вещь: эти меры не могут кардинально изменить состояние сельхозотрасли, измотанной постоянным диспаритетом цен. Более того, принятые меры не только не снизили цены на продовольственные товары, но и стали причиной сокращения объёмов производства продуктов питания.

Директор сельскохозяйственного предприятия «Дашковка» из посёлка Большевик Серпуховского района Московской области Виктор Таранин заявил, что правительство не слышит аграриев. «Мы говорим, что нам тяжело, что даже при зарплате 45 тысяч рублей, средней в сельском хозяйстве, нам не хватает оборотных средств, — заметил он. — А нам говорят, что всё хорошо». Далеко не хорошо.

Импортные семена, которые вынуждены закупать овощеводы, потому что отечественные намного уступают по качеству, подорожали в этом году на 20%. Основные минеральные удобрения выросли в цене на 20—33%. Стоимость же продукции овощеводов в течение 10 лет практически не менялась, а порой и снижалась. Например, в 2011 году свёкла стоила 11 рублей, в 2015-м, когда был дефицит, цена поднималась до 15 рублей, а в промежутках держалась на минимальном уровне: 6—8 рублей. В 2020-м свёкла шла по 10 рублей. «Как при таком диспаритете цен можно хорошо развивать сельское хозяйство?!» — задал риторический вопрос правительству В. Таранин. И таких вопросов у аграриев накопилось немало.

«Коровы без подсолнечного жмыха не могут молоко давать. А он подорожал в два раза, — продолжил Виктор Иванович. — Всё гонится на Запад, туда, где против нас санкции. А там поддержка сельского хозяйства минимум в 10 раз больше, чем у нас».

Производство минеральных удобрений достигло в минувшем году рекорда — 52 млн тонн, но российским аграриям перепало лишь 11,5 млн тонн, а всё остальное ушло на экспорт, поэтому и цены растут. «Неужто нельзя для своих сделать подешевле?» — в надежде, что правительство всё-таки услышит этот стон крестьянства, задал очередной вопрос В. Таранин.

Проблема ценообразования напрямую связана с торговыми наценками, которые доходят до 400%. Например, ООО «Дашковка» продаёт картофель по 10 рублей за килограмм, а в магазинах он стоит 28—30 рублей. «Это абсолютно ненормальная ситуация, — считает Виктор Таранин. — Торговая наценка не должна быть больше 10—12%». Но российское правительство от этой озабоченности крестьян просто отмахивается, ссылаясь на то, что высокие торговые наценки есть только на продукты премиального сегмента, такие как, например, икра, алкоголь, сервелат, а социально значимые продовольственные товары, дескать, находятся в зоне 15-процентной надбавки. Таковы данные Росстата. Их достоверность каждый покупатель может проверить собственным карманом.

Между молотом и наковальней

Успехи крупнейшего народного предприятия СПК «Звениговский» (Республика Марий Эл), продукция которого неоднократно получала высокие награды на престижных международных выставках, его председатель Иван Казанков связывает в первую очередь с отлаженной системой планирования.

«Наше хозяйство за прошлый год произвело продукции на 21 миллиард рублей, уплатило налогов 1 миллиард 230 миллионов рублей. В прошлом году получили прибыли 1 миллиард 270 миллионов рублей, а в этом — только 770 миллионов. В то же время мы на 6 тысяч тонн больше получили мяса (в прошлом году 54 тысячи тонн, а в этом — 60 тысяч тонн). В позапрошлом году собрали 100 тысяч тонн зерна, в 2020-м — 154 тысячи тонн, а прибыли нет. Почему? Крестьяне находятся между наковальней и молотом», — заговорил Иван Иванович о наболевшем.

Цены растут на всё. Вот и металл за последний месяц подорожал почти в 2 раза. А как крестьянам укладываться в прежние рамки? СПК «Звениговский», чтобы развиваться, вынужден вести свою продукцию от пастбища и до прилавка. У него уже 780 своих магазинов. Но это не радует умудрённого опытом председателя: «Если бы государство приобретало нашу продукцию, как полагается, мы бы эти магазины не покупали, а просто работали бы. Но у нас нет таких возможностей. Вот сегодня более чем на 500 миллионов нашей продукции лежит».

Казанков хочет, чтобы и в других регионах нашей страны были крепкие хозяйства. Поэтому просил руководителей КПРФ об организации Всероссийского семинара по изучению опыта народных предприятий. И такой семинар КПРФ совместно с минсельхозом провела в конце минувшего года. Но для того чтобы этим опытом воспользоваться, необходимо не только желание людей работать, но и финансовая поддержка государства. А этого, к сожалению, пока нет.

Парадоксы псевдоэкономики

Директор подмосковного совхоза имени Ленина Павел Грудинин высказал своё мнение по вопросу «почему растут цены?».

Президент РФ дал указание увеличить экспорт продовольствия до 45 миллиардов долларов. Для этого было два пути. Один тяжёлый: купить тракторы, распахать землю, увеличить число работников, занятых в сельском хозяйстве, и произвести дополнительно 40 млн тонн продовольствия.

Другой же путь простой: гнать за рубеж сырьё, а наш народ, у которого доходы падают, пусть покупает суррогаты.

«Для страны это приговор, когда 20 процентов ВВП даёт торговля, то есть получается, мы страна торгашей, мы ничего не производим», — оппонируя президенту Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ), объединяющей крупные федеральные торговые сети, Юрию Белякову, использовавшему эту цифру как один из основных аргументов в пользу ритейла, заметил Павел Грудинин.

Если бы после указания президента увеличилось производство продукции, появились новые программы поддержки села, что предлагают коммунисты, тогда экспорт продовольствия был бы благом. А без развития села он только подстёгивает цены.

Никакого отношения себестоимость к продажной цене не имеет, подчеркнул П. Грудинин. Цена зависит от двух вещей: количества продовольствия на рынке и доходов населения. Всё остальное — от лукавого.

Павел Николаевич убеждён, что регулирование цен, прямое или косвенное, и баланс продовольствия необходимы. «Мы 10 лет подряд были в убытке. Кто-нибудь регулировал цены?! Все видели, что мы продаём свою продукцию ниже себестоимости. В таком положении оказались все без исключения, но особенно это коснулось овощеводов», — заметил он. В результате хозяйства стали снижать посевные площади, в прошлом году картофеля посадили на пять процентов меньше. Плюс год выдался неурожайным. В результате аграрии собрали картофеля на 12% меньше, чем в позапрошлом году. А это значит, что цена на картофель будет расти.

Сельское хозяйство — единственная отрасль, где легко сделать приписки, считает Павел Грудинин. По его словам, данные Росстата по производству и зерна, и молока, и картофеля, и овощей искажены. Получается такая псевдоэкономика.

Без решения крестьянского вопроса стабильности не будет

«Амурская область могла бы стать дальневосточной Кубанью», — не сомневается председатель комитета по региональной политике и проблемам Севера и Дальнего Востока Николай Харитонов. Регион производит почти полмиллиона тонн сои, но перерабатывать её нечем. Дальний Восток изначально был сориентирован на вывоз этой бобовой культуры. А сегодня, когда вводятся вывозные пошлины, дальневосточники хватаются за голову: «Как жить?»

Дальний Восток, увы, себя не кормит. Премьер-министр дал команду с 2022 года увеличить здесь производство тепличного хозяйства. Но начинать надо уже сейчас, считает парламентарий. Необходимо изыскать резервы в федеральном бюджете для реализации задуманного. Ну и, конечно, овощами нельзя ограничиваться. Надо подумать, как наполнить дальневосточный рынок молоком, мясом. Создание птицекомплексов отчасти решило бы проблему продовольственного обеспечения и дало бы людям стабильную работу. Ведь по 20—30 тысяч человек ежегодно уезжают с Дальнего Востока.

Надо раз и навсегда покончить с тем, что какие-то отрасли живут за счёт агропромышленного комплекса, считает Николай Михайлович. Никуда не годится, когда в себестоимости сельскохозяйственной продукции 40% составляют энергоносители.

«О каком мясе, о какой колбасе вообще можно вести речь? При Сталине был ГОСТ, по которому в колбасе должно быть 64% мяса. А в той колбасе, что лежит сегодня на полках наших магазинов, — сплошные соя, красители и наполнители», — говорит Николай Харитонов, поработавший за свою жизнь и агрономом, и директором совхоза, возглавлявший во втором созыве Госдумы Аграрную депутатскую группу.

Для сведения воедино всех законов, касающихся производства и реализации сельскохозяйственной продукции, нужен Крестьянский кодекс, считает Н. Харитонов. А самое главное, власть должна осознать, что, не решив крестьянский вопрос, не удастся отрегулировать в России ни социальную, ни экономическую, ни политическую ситуацию.

***

Итоговые материалы парламентских слушаний, в которых отмечается необходимость решительных мер по урегулированию цен на продовольственные товары первой необходимости, созданию справедливой системы ценообразования, ограничению спекулятивных и торговых наценок в торговле, а также подчёркивается актуальность внесённого депутатами фракции КПРФ проекта Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации», направлены в адрес президента РФ, правительства РФ, федеральных органов исполнительной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации.

подготовила

Татьяна Офицерова

pravda

Опубликовал: admin | Дата: Апр 7 2021 | Метки: Экономика |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

WordPress Blog

Последние комментарии

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 35,473 | Комментариев: 21,499

© 2010 - 2020 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В.
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews
Free WordPress Theme
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire