Бутафория науки: остановится ли научно-технический прогресс?

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение | Оценок: 5, Рейтинг: 4.60/5
Loading ... Loading ...
Просмотров: 103

«ЗАВТРА». Сегодня у нас в гостях главный редактор интернет-газеты «Журналистская правда» Сергей Загатин. Тема нашей беседы — технологическая сингулярность. На Западе на протяжении последнего десятка лет весьма активно продвигают эту философскую концепцию, автором которой является американский изобретатель и футуролог Реймонд Курцвейл. Он в своё время заявил, что вскоре, уже буквально в 2030 году, должна возникнуть некая сверхсущность, суррогат всепланетного сверхразума. Курцвейл видел такую сингулярность в образе искусственного интеллекта, всепроникающей сети, некоего разума, который заменит в перспективе всё — культуру, науку, историю, смысл будущего, после чего человечество должно отойти на какую-то вторичную роль, уступив путь дальнейшей эволюции искусственной сверхсущности, как сама биологическая жизнь в своё время оказалась в подчинении у человеческого разума.

Но рассуждая о такой сингулярности и её объективных предпосылках, мы должны сказать и иное: в этот момент возникает зияющая пустота в цели человечества. Потому что получается, что искусственный разум должен не только работать за нас, но и «все плюшки есть»: причём не только в материальном смысле (тут как раз, скорее всего, никто от голода не умрёт), а в первую очередь — в части развития и эволюции. Получается, что человечество в момент сингулярности внезапно осознаёт себя вторичным и ненужным. Ваше мнение: как сложится в ближайшее время научно-технический прогресс, который вроде бы должен нас вывести на эти зияющие вершины? И насколько вообще возможна сингулярность Курцвейла — не придумываем ли мы себе снова ложного «бога из машины»?

Сергей ЗАГАТИН. Скажем сразу: Реймонд Курцвейл отнюдь не был «изобретателем» технологической сингулярности. О ней как о философской концепции, начали говорить ещё в 1970-80-е годы на фоне успехов науки и техники — когда стало ясно, что каждое следующее человеческое изобретение требует всё меньше и меньше времени на создание, внедрение и самое широкое распространение. Это вообще особенность любых неравновесных термодинамических систем, которые развиваются с эволюционным кризисом. И в целом человечество тут не уникально — сингулярность можно описать и процессом внезапной кристаллизации переохлаждённой жидкости, и процессом ядерного взрыва в результате цепной реакции. Математическая и философская картинка будет одинаковой: сначала развитие по экспоненте, потом разрыв и кризис, сравнимый по внезапности со взрывом, а потом — переход в иное, нетипичное с точки зрения предыдущего развития событий, состояние. Поэтому, наблюдая такой взрывной рост технологий весь ХХ век, концепцию технологической сингулярности осознали и описали достаточно давно, задолго до Курцвейла. Он же здесь выступил скорее популяризатором «скучных» философских идей Пригожина, Форрестера или Медоуза.

«ЗАВТРА». Но ведь всегда были и критики идеи сингулярности. Помнится, в 90-х годах, на фоне краха СССР, в западном мире даже возобладала иная концепция — мол, «всё остановилось, революций больше не будет». Френсис Фукуяма тогда написал программную книгу с такой критикой — «Конец истории», в которой говорил, что больше в мире ничего происходить не будет.

Сергей ЗАГАТИН. Ну, надо сказать, всерьёз в «конец истории» даже тогда никто не верил. Ведь в 1990-е годы НТП отнюдь не остановился, скорее наоборот — пошёл семимильными шагами. Именно тогда все поняли, что действует закон Мура, который показывал удвоение количества транзисторов в процессорах каждые несколько лет. Всё в тот период, как и положено в рамках эволюционирующей неравновесной системы, развивалось. Были очень большие достижения в науке, технике — несмотря на кажущееся спокойствие в мировой политике. И, как следствие, конец истории оказался фикцией. История оправдала все ожидания — и снова пошла вперёд. Скорее, мир тогда переоценил какие-то другие моменты развития — например, мы помним, какие перегретые ожидания были относительно роли интернета в бизнесе, в продажах и в быту.

«ЗАВТРА». Да, «холодильник будет звонить на утюг и договариваться о том, как погладить брюки».

Сергей ЗАГАТИН. Именно. Такой подход закончился крахом доткомов, про которые сейчас многие фанаты «Эппла» или Илона Маска знать ничего не знают, потому что они тогда буквально «на горшок ходили», это ведь случилось ещё в конце 1990-х. И именно в силу этого я буду критиковать «неизбежность» технологической сингулярности. Потому что сам экспоненциальный график выглядит красиво, но есть пара моментов, которые делают эту технологическую сингулярность несбыточной мечтой. В этом и состоит основное моё опасение, что «мы строили-строили», но в итоге построили не сингулярность, а «цивилизацию троечников».

«ЗАВТРА». То есть мы отупели ещё до прихода сингулярности? Но это надо доказывать. Нам возразят: «мы хорошо учились в школе, что вы нам про троечников рассказываете!».

Сергей ЗАГАТИН. Может быть, все хорошо учились в школе, но суммарно мы построили цивилизацию троечников, потому что многие инженерные решения, допустим, 1980-х годов, кажутся сейчас недостижимой вершиной. То, что сделали учёные-одиночки, вооружённые лишь логарифмической линейкой и простейшим калькулятором, сегодня не могут повторить целые НИИ, с программами 3D-моделирования и суперкомпьютерами. То есть изобилие искусственного интеллекта гнобит наш естественный интеллект — достаточно посмотреть на развитие самого программирования, когда от машинных кодов и ассемблера мы дошли до объектно-ориентированного программирования, причём сугубо визуального: «взяли, перетянули, кликнули». За визуальный интерфейс можно посадить любого «человека с улицы», даже тренированную макаку — и они будут «программистами» по сегодняшним меркам. А ведь все такие горе-программисты по сравнению с монстрами 1980-х годов выучки — чистые троечники, их бы к тогдашним компьютерам не подпустили, да они бы и не поняли, как с ними работать.

«ЗАВТРА». Хорошо, но иногда говорят: «Ладно, у нас есть масса троечников, но в целом мы стали умнее, мы стали мощнее. Наша цивилизация обладает такими сверхвозможностями, что нам даже троечники подойдут! Мы их, как обезьянок, посадим на кнопки нажимать, а в другом месте посадим творцов, таких как Билл Гейтс, Стив Джобс, Илон Маск. А они придумают всё новое». Такой сценарий вообще возможен — или нет?

Сергей ЗАГАТИН. Давайте сразу поставим ситуацию на «грешную землю». Никто из перечисленных вами никаким «творцом» не является — они, как и Курцвейл, лишь брали уже готовые концепции и «впаривали» их людям, тем самым пользователям-»троечникам», для которых и смартфон — научно-техническая революция. Поэтому скажем честно: сегодняшняя западная цивилизация свою историческую цель во многом потеряла, заменив её красивыми картинками и видеосюжетами. Куда пошли все гигагерцы и терабайты, которые стали возможными после компьютерной революции 1980-2000-х годов?

«ЗАВТРА». На котиков в соцсетях. На бесконечные селфи в интернете. На приколы в YouTube. На выпуклые части тела Дженнифер Лопес или гражданки Кардашьян…

Сергей ЗАГАТИН. Вот именно — миллиарды и миллиарды «котиков». Котики — это в принципе неплохо, но в целом они никак на наш прогресс не влияют, это — информационный мусор. И те, кто паразитирует на желании «троечников» плодить информационный мусор, — это техномошенники или, даже лучше сказать, — «техножрецы», которые преподносят обычный огонь в храме как «божью благодать». Соответственно, тот же Илон Маск или компания «Эппл» дают не более чем иллюзию неких всепобеждающих технологий. Хотя, допустим, Маск не сделал вообще ничего нового — кроме модного дизайна в его изделиях нет никаких инноваций.

Например, сейчас все носятся с идеей многоразовой первой ступени в ракете-носителе, которую двигает на рынок Маск. Но при этом мало кто спросил себя: а есть ли вообще какие-то резервы в самой концепции старта на орбиту на химической тяге? Ведь, по большому счёту, вертикальный взлёт на химической ракете исчерпал себя ещё в 80-х годах, Маск сегодня занимается тем, что сделали на «Спейс Шаттле», проектируя его в 70-е. Есть масса альтернативных концепций вывода грузов на околоземную орбиту: пусковые эстакады с электромагнитным разгоном, «космический трамвай» с удержанием тоннеля через атмосферу сверхпроводящими магнитами, есть проекты двигателя для трёх сред — но это не проекты для Маска, он понимает, что в таких проектах у него нет компетенции. Он ведь пиар-менеджер, а не инженер. Поэтому он берёт проекты 1970-х и снова продаёт их «троечникам». В то же время в России такой двигатель для трёх сред, который работает в тропосфере, в стратосфере и в космосе, фактически создан — это двигатель Солодовникова. Его доводят и испытывают — и я не сомневаюсь, что в нынешней ситуации Минобороны его «дожмёт». Вот это будет и инновация, и революция — а не все модные проекты Маска.

«ЗАВТРА». Но сейчас возникает вопрос: а люди вообще-то хотят в космос? Те же люди, пусть мы и называем их «троечниками», говорят: а нам нужны котики, нам нужны выпуклости Кардашьян или Лопес, уйдите со своим космосом!

Сергей ЗАГАТИН. Нет, люди хотят в космос, люди мечтают о космосе. Именно эти чувства эксплуатирует Маск — он ведь понимает толк в рекламе и в массовом бессознательном. Но проблема в том, что он это делает в расчёте на потребности поколения, испорченного компьютерными играми, поколения троечников с клиповым мышлением. Которые привыкли, что на каждой космической станции есть бордель и бар, как нам всегда показывают в американской фантастике. И поэтому в проекте Маска с борделем и баром надо лететь на Марс. Это у него серьёзно в презентации было написано. Маск учитывает массовое бессознательное и уровень сознания масс — объяснять этим людям, что есть физика, есть математика, есть масса ограничений в полёте, когда вам будет не до бара, — достаточно сложно. Например, у меня большое количество друзей — фанаты «Теслы», поклонники электромобилей. Я уже устал слушать: «электромобили перевернут мир, они экологически чистые, быстро заряжаются…». Я начинаю объяснять, что в «Тесле» стоит больше 10 тысяч пальчиковых литиевых батареек, при изготовлении которых нарушаются все мыслимые нормы экологии, их делают в Китае, выливая всё отходы в соседнюю речку. Не говоря уже о том, насколько по-дурацки выглядит концепция такого аккумулятора из отдельных «пальчиков» на серийном электромобиле.

А потом я задаю простой вопрос: ребята, давайте возьмём агломерацию Нью-Йорка. Допустим, в ней из 20 миллионов жителей хотя бы 150 тысяч решили купить себе электромобиль. Автомобиль ведь заводят для того, чтобы на нём ездить. Правильно? И вот представим себе, как 150 тысяч пользователей одновременно включают свою «Теслу» в 40-амперную розетку. 40 ампер умножаем на 150 тысяч таких счастливых владельцев.

«ЗАВТРА». И получаем совершенно безумную цифру.

Сергей ЗАГАТИН. Получаем, что единовременное потребление в городе возрастает на 20%. Блэкаут. Вылетает не только Нью-Йорк, но и Канада, потому что там очень завязано.

«ЗАВТРА». Ну, так нам и обещают, что за всё будет отвечать сверхинтеллект Курцвейла, а не диспетчер-»троечник». А сверхинтеллект скажет: «вы — заряжаться, а вы — подождите».

Сергей ЗАГАТИН. Весь сверхинтеллект разбивается о то, что питание Манхеттена и Бронкса осуществляется фактически по одной 380-вольтной ЛЭП, а новые генерирующие мощности и ЛЭП ставить негде. Значит, надо включать жесточайший административный ресурс — но как это сделать в современной Америке, которая вся построена на примате «неограниченной свободы»? Там ведь нет Сталина, зато есть масса хорошо вооружённых психически нестабильных мужчин, которые знают свои права. Поэтому вопрос даже 150 тысяч электромобилей в одном-единственном Нью-Йорке — вопрос сотни миллиардов долларов. Поэтому — это не программа действий, а симуляция движения вперёд. Вот почему я говорю, что технологическая сингулярность не наступает и не наступит, потому что в современном мире мы видим во многом симуляцию деятельности, а не созидание нового. Помните журнал «Техника — молодёжи» 80-х годов?

«ЗАВТРА». «Техника — молодёжи», «Юный техник», «Химия и жизнь», «Наука и жизнь»…

Сергей ЗАГАТИН. Каждый год, каждый месяц тогда в «Технике — молодёжи», вплоть до распада СССР, публиковали сообщение о всё более и более высокотемпературной сверхпроводимости. Тогда шла масштабная революция в сверхпроводящей керамике — и мы, по всем расчётам, должны были иметь сегодня сверхпроводящую керамику при комнатной температуре. Но мир упёрся в два момента: в физические ограничения самой высокотемпературной проводимости и… в нецелевое использование средств, выделяемых на науку. Об этом была масса публикаций, где разбирали тотальную неэффективность грантовой системы, которой решили «двигать науку вперёд» как раз в конце 1980-х годов.

И таких примеров — масса. Есть известная история с американским агентством DARPA, которая пугала обывателей ужасными бегущими роботами, которых они создавали восемь лет, а потом закрыли проект из-за внутренних проблем, в первую очередь — организационных. А в России такую же задачу решили за полтора года при в разы меньшем финансировании.

Или, например, концепт ужасных эсминцев типа «Замволт», которыми в Пентагоне стращали мир совсем недавно. Мол, построим 30 штук эсминцев-невидимок, которые подойдут к побережью и ударом электромагнитных пушек выкосят всё на 300 км вглубь суши. Проблема тут в самой концепции «эсминца-невидимки» с совершенно демаскирующей его электромагнитной пушкой, по первому же выстрелу которой на эсминец можно будет наводиться хоть с Луны, хоть с Юпитера. Концепция совершенно противоречит не только физике, но и здравому смыслу — а это ведь снова миллиарды и миллиарды долларов. А сделали «Замволты» потому, что это «красиво» и «круто», кому-то в Пентагоне понравилось пулять по русским из-за горизонта в своих мечтах. Такое ведь красивое будущее нации можно показать!

А вот со сверхпроводящей керамикой… Что такое сверхпроводящая керамика? Это, прежде всего, сверхаккумуляторы. Что такое сверхаккумуляторы? Большая степень свободы для любого индивидуума.

«ЗАВТРА». И всё-таки вопрос: кто загубил сверхпроводящую керамику: «троечники», нецелевое использование средств или некий «заговор элит», на который вы намекнули?

Сергей ЗАГАТИН. Предпосылки и сюжет не столь важны — важен результат. Ни высокотемпературной сверхпроводимости, ни сверхаккумуляторов у нас сегодня нет. А вместо этого людям впаривают смартфоны и электромобили, которые никак не изменят мир — потому что просто не могут. И большинство научных исследований сейчас — это, по сути дела, прибор из советского анекдота — «ничевометр». Настоящее оборудование ведь выглядит неказисто, поэтому для того, чтобы проверяющая комиссия преисполнилась важности момента, в СССР к такому оборудованию на демонстрацию часто ставили пульт с кнопками и лампочками, прибор со стрелками. А сейчас в науке только эта бутафория и осталась. И это печально.

«ЗАВТРА». Хорошо, примем, что западная цивилизация в самом деле зашла в тупик. Но есть же китайцы, они вроде как под чутким руководством Коммунистической партии Китая строят некую альтернативную модель западному миру? У них есть пятилетние планы в советском стиле, есть чёткие задачи. Насколько китайская структура общества, сознания, готова подхватить упавшее знамя западного мира, которое уже лежит, и троечники его пустили на «подстилку для котиков»?

Сергей ЗАГАТИН. Это вообще сложно. По моим ощущениям, самая креативная нация Востока — это, конечно, корейцы. Сегодня тот же «Самсунг» от копирования перешёл к экспансии, к разработке своих уникальных технологий. Очень интересный вопрос, что будет с корейской нацией, если Север с Югом соединятся, конвергируются. Потому что, говоря про Юг, который создал «Самсунг», «Деу» и огромное количество других креативных мега-корпораций, не надо забывать, что Север в условиях полной изоляции и тотальной блокады смог создать ракетное оружие и ядерную бомбу — проекты не менее масштабные и не менее технологичные.

С другой стороны, у китайцев, конечно, есть огромный потенциал трудолюбия, мощный промышленный и научный потенциал, который они сейчас активно нарабатывают, пытаясь наверстать практически полвека отставания от России и Запада. Конечно, нельзя взять и вырастить научную школу за два года. Но у них есть систематизированное понимание того, что они будут делать дальше, плановая экономика, упор на науку и промышленность, северный союзник в лице России, который поможет Китаю в ресурсах и технологиях — взамен на китайские товары.

«ЗАВТРА». А этот северный союзник… Когда мы говорим, что у России свой путь, своя история, свой подход, мы ведь рассчитываем всегда именно на уникальность русских людей, русского характера. Но, с другой стороны, мы явно видим, что новое поколение, которое воспитано в больших мегаполисах и особенно, к сожалению, в обеих космополитичных столицах, — предельно вестернизировано. Оно всё в уже упомянутых «котиках», в поклонении Маску и «Эпплу», они — идеальные русские «троечники». Осталась ли у России уникальная собственная сущность — или в российских закромах лежат лишь «ничевометры» на разрушенных руинах мега-агрегатов советской эпохи?

Сергей ЗАГАТИН. Вопрос в том, что Россия сейчас стала частью глобального мира. Отрицать это бессмысленно. Мы настолько взаимопереплелись с Западом, что даже попытки раскачать российскую лодку с западной стороны выглядят достаточно идиотскими — страдает от них не Россия, но во многом именно Запад. С другой стороны, в этом есть и опасность для России: у нас всегда была своя самобытная технологическая культура, которая сейчас тоже взаимопереплетается с западной и втягивает в себя не только лучшее из неё, но и все западные пороки. Тут надо учитывать, что мы исторически выросли с Западом фактически на одних корнях, и от нас самих зависит, насколько критично мы будем воспринимать родственную нам, но всё же отдельную от нас ветвь человечества. Это уже вопрос разумности фильтра, который бы пропускал всё лучшее, но задерживал пороки и ошибки.

«ЗАВТРА». Значит, всё-таки есть надежда и у мира, и у России в частности — пережить будущую сингулярность и не скатиться в «новое средневековье», пытаясь спрятаться от неизбежного, плодя «поколение троечников»? Ведь обычно те люди, которые критикуют сингулярность Курцвейла, не верят в технологический прогресс, они тут же говорят: «прогресса нет», «всё катится под откос, и особенно — в России». Мол, мы сползаем в новое средневековье, где новые лендлорды будут следить за своими крепостными, но уже через приложения в смартфоне. Чего нам ждать через 10-15 лет?

Сергей ЗАГАТИН. Думаю, нам надо с честью и со здравым смыслом пережить этот неизбежный кризис ближайших 10-15 лет, учитывая все те проблемы, которые я уже упомянул в нашей беседе. Когда нынешний глобальный проект рухнет, России надо быть в выигрыше, с людьми, которые будут готовы обособиться от руин старого мира, и у которых своих компетенций будет поболее, чем на «твёрдую троечку». Троечников в новом мире будет и без них хватать. А у нас сейчас и политически, и экономически создаётся крепость Евразия. То есть две трети населения планеты — это и будет самый крупный рынок.

«ЗАВТРА». Но для этого надо будет в эти «две трети» брать Индию и Китай, правильно?

Сергей ЗАГАТИН. Да, России надо опираться не только на себя, но и на другие страны Евразии, на Индию и Китай. Россия вполне может стать сверх-арбитром в таком новом мире — именно «судьёй», но отнюдь не «надсмотрщиком» или «начальником». Русские ведь никогда не строили отношения с окружающим миром с позиции силы — в этом наша уникальность и наш шанс в мире будущего. А там и сингулярность придёт, но тут уже будем вместе думать, как её пережить. Будет интересно — это уж точно.

Беседу вёл Алексей Анпилогов

Алексей Анпилогов

zavtra

Опубликовал: admin | Дата: Дек 18 2016 | Метки: Перспективы |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

2 Комментарий для “Бутафория науки: остановится ли научно-технический прогресс?”

  1. Алексей

    эта довольно любопытная беседа велась в плоскости европейского взгляда на науку, состоящего в попытке выстроить общую картину мира, понять общий ход вещей от частного к целому. На этом пути европейская цивилизация зашла в тупик, потому что время ведущей роли европейцев прошло аж в 1920 году. Именно поэтому они деградируют и нравственно, и технологически – это кстати прекрасно видно из статьи, где дана квалификация сути «достижений» научно технического прогресса – на уровне троечников.
    С 1920 года пришло время ведущей роли России, и в первую очередь, в науке и взглядах на мир. Ведущую роль гарантирует поистине русская наука, суть которой заключается в опоре на знание общих закономерностей (на устройстве любых особей парнопротивоположным способом). Основоположником такого современного русского мировоззрения (на строго научной основе) и является Пушкин А.С., который в своих произведениях заложил знания совершенных вселенских законов. Они сейчас доступны для всех в виде материалов русской кольцевой науки.
    Пришло время от топтания на месте европейской науки пойти вперед семимильными шагами вместе с русской наукой.

  2. Валерий Лобов

    До нас только Ленин и Сталин владели кольцевой наукой Пушкина. И потому весь мир видел наши успехи.
    Наши враги, что засели на письмах в Администрации Президента, не пропускают к Путину ни одного сообщения об этой науке Пушкина.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Premium WordPress Themes

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Супер Cinema 4D

Самой лучшей программой по работе с 3d считается Cinema 4d. Первый полноценный обучающий курс по Cinema 4D на русском языке.
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 24,940 | Комментариев: 15,052

© 2010 - 2016 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Designed by Gabfire themes
Free WordPress Theme
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire