Борьба с кулаком: Лес рубят – щепки летят

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение
Loading ... Loading ...
Просмотров: 106

О кулаках со времён перестройки официально принято говорить со скорбью и придыханием, «как о лучшей части российского крестьянства». Враги советского социализма описывают кулаков как «динамичных и предприимчивых» крестьян. Даже самый беглый взгляд на ситуацию показывает, что все эти утверждения не более чем пропагандистская ложь.

См. также: Так чем же отличались кулаки от зажиточного крестьянина?

Совершенно другое представление о них было у тех, кто с «самыми работящими» крестьянами сталкивался в реальности. Это была наиболее беспринципная и жестокая часть русского крестьянства. В реальности значительная часть кулаков делали свои состояния не на труде, а на самом гнусном ростовщичестве и подлой эксплуатации своих попавших в трудное положение соседей.

А.Н. Эндельгардт, крупный исследовательрусского крестьянства, так описывал «эффективного деревенского собственника», настоящий настоящий кулак выглядит вот так:

«…только в деревне Б. есть настоящий кулак. Этот ни земли, ни хозяйства, ни труда не любит, этот любит только деньги. Этот не скажет, что ему совестно, когда он, ложась спать, не чувствует боли в руках и ногах, этот, напротив, говорит; «Работа дураков любит», «Работает дурак, а умный, заложив руки в карманы, похаживает да мозгами ворочает». Этот кичится своим толстым брюхом, кичится тем, что сам мало работает: «У меня должники все скосят, сожнут и в амбар положат». Этот кулак землей занимается так себе, между прочим, не расширяет хозяйства, не увеличивает количества скота, лошадей, не распахивает земель. У этого все зиждется не на земле, не на хозяйстве, не на труде, а на капитале, на который он торгует, который раздает в долг под проценты. Его кумир – деньги, о приумножении которых он только и думает. Капитал ему достался по наследству, добыт неизвестно какими, но какими-то нечистыми средствами».

Вот тебе и раз! Ну и «лучший крестьянин»! А как же другие знатоки русской жизни? А они говорят то же самое.

Даль в своём словаре даёт следующее определение слова «кулак»: «Скупец, скряга, жидомор, кремень, крепыш; перекупщик, переторговщик, маклак, прасол, сводчик, особ. в хлебной торговля, на базарах и пристанях, сам безденежный, живет обманом, обчетом, обмером; маяк орл. орел, тархан тамб. варяг моск. торгаш с малыми деньжонками, ездит по деревням, скупая холст, пряжу..

«В настоящее время более сильный крестьянин превращается обыкновенно в кулака, эксплуататора своих однообщественников, по образному выражению — мироеда». Вы сильно удивитесь, когда узнаете, кто это написал – Пётр Столыпин.
То есть «кулак» – резко негативное понятие в русском языке тех лет. Сейчас, спустя почти сто лет, бесстыжие люди подменяют значение этого слова, пытаясь представить кулаков всего лишь «зажиточными хозяевами». Но зажиточный хозяин – далеко не обязательно кулак.

«В тесной связи с вопросом о взыскании упадающих на крестьянское население казённых, земских и общественных сборов и, можно сказать, главным образом на почве этих взысканий, развилась страшная язва нашей сельской жизни, вконец её растлевающая и уносящая народное благосостояние, – это так называемые кулачество и ростовщичество. При той безотлагательной нужде в деньгах, которая является у крестьян, – для уплаты повинностей, для обзаведения после пожара, для покупки лошади после её покражи, или скотины после падежа, эти язвы находят самое широкое поле для своего развития… Только сельский ростовщик, обеспечивающий себя громадными процентами, вознаграждающими его за частую потерю самого капитала, приходит ему на помощь в случаях такой крайней нужды, но эта помощь, конечно, дорого обходится тому, кто к ней раз обратился. Однажды задолжав такому ростовщику, крестьянин уже почти никогда не может выбраться из той петли, которою тот его опутывает и которая его большею частью доводит до полного разорения. Нередко крестьянин уже и пашет, и сеет, и хлеб собирает только для кулака…пользуются ныне эти самые опасные его элементы, как пиявки высасываюшие последние соки народного благосостояния и находящие себе тем более раздолья и поживы, чем беднее и обездоленнее крестьяне»

Это слова министра земледелия и имуществ Российской Империи А.С.Ермолова.

Так, например, профессор Эмиль Дилон, в 1877-1914 гг. живший в России и которого трудно заподозрить в симпатиях к большевикам писал: «Из всех человеческих монстров, которых мне приходилось когда-нибудь встречать во время путешествия (по России), не могу вспомнить более злобных и отвратительных, чем кулак». Неудивительно, что его мнение разделяло подавляющее большинство русских крестьян.

Даже западные антисоветски настроенные историки признают, что батраки у кулаков работали в поистину рабских условиях, только для того, чтобы их семья выжила хотя бы ещё год. Пользуясь безвыходным положением положением своих соседей кулаки мёртвой хваткой вцеплялись в горло бедняку. Прозвища кулака в деревне «мироед» и «кровопийца» придумали вовсе не большевики, они появились в народе повсеместно и задолго до Революции, со столыпинской реформы.

Как только началась операция «Перестройка» так нам стали стали без устали объяснять, что кулаки – это самые лучшие, самые работящие крестьяне, самые успешные, а те, кто ими не стал – те неудачники, котороые просто он не умеют работать. А вот кулак умеет. Понятное дело, бедняк, получается, просто безрукий лентяй, которы пьёт и не желает ничего делать, спасибо кулаку-благодетелю, которые даёт ему работу, чтобы тот с голоду не умер с семьёй. Интересно, что у таких граждан получается, что никчёмными лентяями были 65% населения страны.

Очевидно, что народ, на две трети состоящий из пропойц и безруких лентяеев, народ ничего построить не в состоянии. Интересно, кто же проводил Индустриализацию, победил в Войну, работал на заводах по 16 часов в 1941-1945 гг, дважды построил разрушенную страну, вышел в космос и построил с уровня страны третьего мира вторую по мощи державу планеты? Именно эти самые люди. Значит заявление о исходной порочности русского бедняка и его лени и безрукости попросту враньё.

Даже простой здравый смысл подсказывает – если 65% населения живут в беспросветной бедности – дела в государстве обстоят как-то сильно не так. Если прямо, то это означает одно – бедность в русской деревне и в деревне вообще структурная. То есть если взять миллион самых лучших, самых работящих крестьян и поместить в обычную деревню царской России, то 65% из них всё равно вскоре окажутся бедняками. Это не личная, а социальная проблема, следствие неправильно устроенного несправедливого общества.

Он был бедняком вовсе не при равном состязании с кулаком в трудолюбии, а напротив – бежал со связанными ногами. К слову, а как показали себя в условиях равных возможностях при социализме кулаки? Наверное они показали образец трудолюбия, смекалки и невероятной выносливости? Ничего подобного. Как-то так получалось, но там, где надо было работать самому, там кулаки, как правило, не блистали личными достижениями. Редкие исключения были именно исключениями. В своей массе кулаки были кровососами и мироедами и не могли быть никем иначе. Их отличала подлость, презрение к окружающим, крайнее высокомерие. Они позволяли себе самые гнусные поступки по отношению к товарищам, немыслимые и презираемые для обычного русского человека. Выходцев из кулацкой среды на заводах очень не любили за их лень, хитрость , завистливость и подлость. Если почитать газеты и воспоминания рабочих тех лет – рабочий люд относился к ним очень негативно, причём даже не зная исходно их происхождения, выходцы из среды кулаков быстро проявляли себя с нехорошей стороны.

Получается так, что там, где надо было изо всех сил работать и изобретать, там «лучшиеработники» они были в числе последних, а там, где можно было пролезть на сладкие позиции, приспособиться, «подставить» товарищей, сподличать, украсть – вот тут они были самыми первыми. Кулак при первой возможности всегда занимался то к чему имел природную склонность – преступной деятельностью.

Очень характерно, что в секретном документе ОГПУ от 1933 г. созданном на основе анализа преступлений предшествующих лет предназначавшийся для личногосостава спецслужб СССР какой способ хищения хлеба идёт под номером 1: «Хищение хлеба на корню группами в 25–50 человек в ночное время под руководством кулаков и раскулаченных»

Интересно и показательно, не правда ли? Именно таким образом и делались состояния «экономически эффективных хозяев», на которых по своей глупости и подлости молятся антисоветчики. Воровство, грабёж, мошенничество и прочие эффективные технологии обогащения любой ценой.

Да, кулак был весьма эффективным организатором. Правда, в первую очередь – преступной деятельности, мошенничества, обмана и всякой другой гнусности, а вовсе не передового производства.

При капитализме, напротив, именно эти качества «экономически эффективных» давали им большое преимущество перед порядочными людьми. Просто капитализм – это родная среда всяких человеческих отбросов. Кулаки и чувствовали себя при нём как рыба в воде. Именно эта гниль проявилась в «Перестройку», при уничтожении СССР – именно этот тип людей всплыл на поверхность. В загаженной навозом воде отлично чувтствуют себя навозные черви и всякая подобная дрянь, в чистой воде им плохо. Сталинский СССР был золотым временем для работящих и изобретательных людей ичто и показали его достижения, также он был очень некомфортным обществом для всякой человеческой дряни, чего она ему не может простить до сих пор.

«Экономически неэффективные» при капитализме в сталинском СССР показали потрясающую эффективность. Там спросом пользовались их главные качества – способность работать в команде, моральные качества, совестливость, человечное отношение к людям, упорство, стойкость, неприхотливость, скромность, способность и желание учиться. При капитализме наверху оказываются не самые работящие, честные и изобретательные, а самые бессовестные и гнусные. Они без всяких моральных проблем грабят ближнего и строят на этом своё кулацкое счастье. Именно потому, что социализм не старается подавить такое поведение, он вызывает у таких особей животную ненависть. В «экономически неэффективном» СССР низкие человеческие качества считались недостойными и гнусными, а те кто их проявлял оказывались презираемыми изгоями. Поэтому гражданам с кулацкими задатками племени пришлось маскироваться, но ненавидели солидарное общество они люто и при первой возможности всегда проявляли своё нутро.

В царской России среднему, вполне работящему и трудолюбивому крестьянину было необычайно легко умереть с голоду или пойти по миру. Историко-климатические условия России всегда были причиной исключительно высоких рисков для крестьян: жестокий климат, частые оборонительные войны и традиционная бедность России (она никогда не грабила до нитки колонии и не строила своё богатство на жизнях десятков миллионов замученных аборигенов как Запад). Очень хорошо отражает это очень популярная и очень старай народная пословица: «От сумы да от тюрьмы не зарекайся.» То есть человек в России психологически был готов в любой момент оказаться нищим. Кстати, посаженным в тюрьму тоже. В «России-которую-мы-потеряли», например, для того чтобы отправиться в ссылку (ясное дело, через тюрьму, под конвоем), в для низших сословий было достаточно решения уездного полицмейстера – и всё, отправляйся в Сибирь. Для ареста простолюдина на несколько месяцев не требовалось никаких решений суда. В реальности было полно случаев, когда по распоряжению полицмейстера или губернатора люди из низших сословий сидели в тюрьмах под арестом по нескольку лет без всякого следствия и предъявления обвинений, к арестованным широко применялись телесные наказания. Именно таким образом несколько раз арестовывался и ссылался в Сибирь Иосиф Сталин – он не разу не был судим, его просто отправляли на край света по приказу полицмейстера и всё, обыденное дело в стране «французских булок».

Но и без этого жизнь крестьянской семьи могла рухнуть в один миг. Так, например, в любой могли момент забрать мужа или сына в солдаты – на 25 лет. «Солдатки» – жёны тех, кого забрили в солдаты, как правило, оказывались в страшной нищете. Естественно, никакой речи о какой-либо государственно организованной социальной помощи для в царской России для них не было.

Но и без этого было много шансов разориться дочиста. Мало работников в семье, например родились дочери или умерли дети – бедность. Заболел крестьянин сам или семья – кабала и нищета. Болели в России много – инфекционные заболевания и простуды были повальными. Падёж животных от болезней, от засушливого лета и мало ли ещё от чего. Но и без этого, как хватало рисков.

«По всей стране не было крестьянина, который не горел бы хоть раз, ежегодно 400 тысячдомов превращалось в дым. Трудно было оправиться после пожара, особенно если погибал скот… Крестьянство полностью зависело от капризных климатических условий и милости безжалостного кулака. Очень часто русская деревня представляла собой картину неописуемой нищеты». (Левин) Обратите внимание на то, кто это пишет – антикоммунист.

Один пожар и всё: погорелец – бедняк, попавший в кабалу к кулаку на всю жизнь. Те, кто любыми бесчестными путями сколачивал себе состояние, могли быстро его увеличить за счёт массово попадавших в беду крестьян. Кулаки «выручали» попавших в безвыходное положение соседями – кабальными зерновыми кредитами, когда осенью надо было отдать в три раза больше, деньгами под проценты, инвентарём и тягловой силой за отработку.

Классическим приёмом кулаков была «отработка». Например, приходит весной безлошадный крестьянин к кулаку просить лошадь для пахоты, а кулак ставит условие: «Сначала вспаши мне вот столько-то, а потом будешь пахать себе». Ну правда, не пахать же «наиболее работящему хозяину» свою землю самому? Для этого есть должники. Особенность климата России в том, что сев нужно вести в очень короткие сроки, когда земля уже прогрелась, но ещё не высохла. Это период, когда крестьяне всегда работали до упаду, в условиях России действительно «день год кормит». Однако, пока бедняк пашет землю для кулака, его участок высыхает. Осенью оказывается, что урожайность у кулака в два-три раза выше, чем у бедняка. Это ли не доказательство эффективности кулака и его удивительного трудолюбия? Получается так, что бедняк в конце зимы опять пойдёт кланяться в ноги кулаку, просить хлеба, чтобы семья не умерла с голоду. Кулак опять даст хлеба – под проценты. За отработку или ещё за что и хомут на шее бедняка будет затягиваться всё сильнее и становиться всё тяжелее.

Нормальный порядочный человек просто не сможет обращаться со своими соседями обращаться так, как обращались кулаки и капиталисты – не хватит совести и в этом он проиграет мерзавцу и кровососу кулаку, каким бы работящим порядочный человек ни был. Кулак, это не особо работящий крестьянин, как всех пытаются усиленно убедить со времён перестройки (на самом деле, это классический западный антисоветский штамп, относящийся к пропаганде ещё 30-х годов), кулак – это в первую очередь, сельский ростовщик и кровопийца.

Важной статьёй дохода кулака была сдача в аренду сельскохозяйственного инвентаря и тяглового скота, которого у него нередко был избыток. (там же) Понятно, почему с такой ненавистью кулак относился к тракторам и портил их при первой возможности – его исключительное положение как владельца тягловой силы превращалось в ноль с массовым внедрением тракторов.

Мы уже подчёркивали важный момент – для того, чтобы существовал кулак, необходимо, чтобы существовал бедняк. Совершенно очевидно, что любая реальная забота о бедняке и ликвидации бедности в деревне создавала прямую угрозу кулаку.

«Забота Советской Власти о бедняках была совершенно непонятной кулакам и их «чувству хозяина» и вызывала у кулаков лютую злобу»  (Эмиль Дилон).

Именно так. Это имело не только экономическую, но и мировоззренческую основу. Это борьба своего рода двуногих человекозверей, которыми являлись кулаки против человеческого общества с его пониманием гуманизма и взаимопомощи.

За 10 лет Советской Власти в деревне количество бедняков уменьшилось примерно в 2 раза (с 65 до 35%), то есть происходил весьма быстрый процесс «осереднячивания» деревни, что не оспаривает никто из серьёзных историков. Так, «характерно, что налоги на крестьян во времена НЭПа составляли одну треть от дореволюционных»  (Речь идёт о реальных налогах, выплатах и повинностях) Советская Власть очень заботилась о трудовом человеке и крестьянине в частности.

Помощь Советского Государства бедняку (освобождение от налогов, распространение агрономических знаний, кредитование и т.д.) давала эффект, но приводила к тому, что в целом, «бедняк просто больше ел, не увеличивая товарного производства.» (там же)

Единственным вариантом было создание мощной коллективной аграрной индустрии на уровне высшей техники. Как к этой, то есть колхозной идее относились бедняки? Бедняки были очень даже за кооперативную систему «Задолго до сплошной коллективизации бедняк был готов вступить в колхоз.» (Левин)

Как отнёсся кулак к идеи коллективизации? Да как и должен был отнестись – с лютой животной ненавистью, просто до дрожи. В новом, намного более справедливом обществе, мироедам места не было, их качества были не только не востребованы, а оказались презираемы.

Колхоз – гарантия того, что бедняки уйдут туда, получат трактор и больше не будут пахать кулаку пашню по весне. Колхоз – это агроном, который будет применять произведённые на новых заводах удобрения, о которых в деревне слыхом не слыхали и урожайность резко возрастёт до величин, несоизмеримых с урожайностью самых продвинутых частников. Колхоз – это школа с учительницей и фельдшером, которые будут помогать и учить бесплатно одинаково для всех – у кого деньгие есть и у кого их нет, учить и лечить одинаково и бедных, и богатых. Путёвку в жизнь получит не тот ребёнок, у чьего папы больше денег, а тот, у кого лично больше способностей. Разве могут «эффективные собственники» перенести такое надругательство? Они отлично понимали, что при развитии колхозоы кулакам в деревне просто не останется место и сделали всё возможное и невозможное, чтобы сорвать развитие колхозов в СССР.

Да, на одной чаше весов стояла судьба мерзких человекозверей – кулаков, а на другой – судьба всей страны.

Пострадала ли эта часть? Безусловно. Уж очень сильно она нарывалась на неприятности. Советская Власть на удивление долго терпела кулаков.

Кулаки (сельская буржуазия) активно воевали против Советской Власти в Гражданскую, но не столько в составе разнообразных белых армий, сколько в местных бандах различного размера, нередко включавших тысячи штыков и сабель. После войны это оружие, вплоть до пулемётов фактически сохранилось на руках, готовое выстрелить в любой момент.

Кулак представлял собой мощный полукриминальный слой с практически всеобщей круговой порукой «эффективных хозяев». Именно это позволяло ему держать под контролем деревню. Кулацкий террор и вредительство с 1924 года быстро шли по нарастающей, причём агрессивной стороной были именно кулаки. Они решили террором, саботажем и диверсиями сломить Советскую Власть. По сути, это необъявленная гражданская война.

Мы приведём некоторые выдержки из недавно рассекреченных секретных аналитических сводок советских спецслужб, очень хорошо описывающих ситуацию. Это не «большевистская агитка» – адресованные высшему руководству СССР, они не предназначались быть опубликованы когда-либо в печати. Подобные аналитические донесения пишут спецслужбы всех вменяемых стран мира. Для того, чтобы полагать, что они писались тогда, чтобы спустя почти сто лет ввести в заблуждение потомков, надо быть поистину клиническим идиотом.

«Наиболее ярким выражением этой борьбы антисоветской части деревни с Советской властью является развивающийся террор.Направляется он или против советского аппарата, или проводится окулаченным советским аппаратом против проявлений советской общественности. В течение года по 58 губерниям отмечено более 400 случаевтеррора, из коих 30% убийств… давая из месяца в месяц неуклонный рост.»

«…террор принимает все более систематический и организованный характер и направлен против низового аппарата, коммунистов и других советских элементов в деревне. Весьма характерно, что за истекший месяц имеются несколько случаев массового организованного выступления кулаков, причем нередко в качестве физических исполнителей выступают середняки и даже бедняки». (Там же, Т.3)

Вот очень характерный пример того, как формировались группы террористов, кто в них входил и по какому признаку, что они планировали делать:
«Актюбинская губ. В ночь с 8 на 9 января с.г. группой кулаков с. Воеводское Бийского у. (Акт[юбинская]губ.) была устроена вооруженная засадас целью совершения террористического акта над представителями местной власти: предсельсовета Тепляева, секретарем комячейки Кравченко и милиционером Третьяковым во время их объезда по селу для наведения порядка во время рождественских праздников. При возвращении с объезда по ним была открыта оружейная стрельба из винтовок, продолжавшаяся 15-20 мин., в результате чего у милиционера Третьякова был прострелен рукав шубы. Из стрелявших был захвачен крестьянин-бедняк Костин, остальные скрылись. При допросе задержанного Костина выяснилось, что ещес весны 1924 года кулак с. Воеводского Симахин Александр начал группировать вокруг себя местное кулачествои в июле месяце устроил у себя на домусборище под видом попойки, куда собирались следующие лица:

1) Симахин — кулак-спекулянт, занимавшийся ранее скупкой скота и перепродажей такового, эксплуатировал наемный труд до 5 человек.Во время колчаковщины был сотским и, выявляя дезертиров, ушедших от Колчака, производил порки над таковыми.Во время продналоговой кампании будировал массу к неплатежу налога и всегда старался скрыть свою посевную площадь…
2) Чурбаков Андрей — кулак… Находится в родственных связях с Симахиным.
3) Сидоров Степан — кулак… Во время продналоговой кампании все время скрывал посевную площадь.
4) Ковригин* Марк[ *Далее — Кавригин]— кулак… До революции Кавригин занимался спекуляцией, отец его был церковный староста. При Колчаке был в школе прапорщиком. В 1922 году был осужден за подложные книжки налогоплательщиков на 3 года.
5) Коновалов Николай — сын кулака, бывший демобилизованный красноармеец, выступающий на собраниях против действий, проводимых местным сельсоветом…
7) Сметанкин Порфирий — зажиточный… во время налоговой кампании 1923 года не уплатил налог на 175 пуд., каковой и до сего времени не взыскан, ведет агитацию за несдачу налога, указывая на себя.
8) Бедарев Арсений — зажиточный… Во время разверстки и налоговой кампании укрывал хлеб и, кормя таковым скотину, говорил: «Ешь, скотина, но не достанешься сволочам»…

Симахин вызвал Костина и предложил услужить им службу — убить предсельсовета и секретаря комячейки,говоря: «Довольно этим сволочам сидеть на наших шеях и сосать наши последние соки»…на что Костин в конце концов дал свое согласие…

Покушение на убийство милиционера и подготовка к террору над представителями местных органов власти имеет под собой политическую подкладку. Имеется предположение, что в этом возможна работа не только указанного кулачества, но и руководство других, так как у поименованных лиц, по показанию Костина, имеются винтовки и револьверы, которые при обысках обнаружены не были». (Там же, С. 348-350.)

Вот такие они в реальности, «самые работящие», как их сейчас пытаются представить. И такое происходило по всей стране. Этот документ – очень точный слепок эпохи и происходившего в стране.

В селе существует постоянная сплочённая группа людей, не платящих налоги и активно агитируюющая это других поступать так же. Эта группа представляет очень большую социальную опасность. Эти, самые обеспеченные на селе люди, уклоняются от налогов уплаты налогов, хотя налоги при Советской Власти были существенно ниже, чем при царской. Уклоняются они не от того, что им нечем платить, а по идейным соображениям.

Как бы обошлись с такими гражданами где-нибудь в США, на который так любят ссылаться как на образец демократии. Только за одно это им впаяли бы лет 10. А что делала Совесткая Власть? Ничего! Только уговаривала так не делать.

Обратите внимание, часть этой группы воевала против советской власти в годы гражданской войны и благополучно вернулась домой. Что им сделала Советская Власть? Ничего! Вообще, простили полностью. Даже не конфисковали имущество.

Эта неразумная мягкость и желание избежать конфликтов лишь распаляли преступников. С врагами этот способ не только не работает, он их поощряет.

Для совершения заранее спланированного преступления нанимается бедняк. Любой бедняк был вечным должником сельских кулаков, по сути, ему настоятельно предложили отработать долги. Никакой речи о раскулачивании нет – в 1924 г.

Все предыдущие годы то в одном, то в другом районе России был голод, уносящий жизни бедняков. И тогда, когда советская власть пытается собрать зерно для обеспечения своих граждан питанием и семенами, кулак Бедарев, «кормя таковым скотину, говорил: «Ешь, скотина, но не достанешься сволочам».

Чекисты прекрасно понимают, что это только часть разветвлённой кулацкой структуры – оружие не найдено и никто из членов банды его местонахождения не выдал. То есть никаких пыток к арестованным не применялось, а члены банды и их сообщники, оставшиеся на свободе, были крепко связаны круговой порукой. Для тоого, чтобы разрушить такую структуру несколько лет спустя и вынуждены были выселять кулаков (односельчан старались расселить в разные районы).

В этот раз очень сильно повезло – никого не убили и даже не ранили. Но так было далеко не всегда – кулаки убивали, калечили, поджигали, запугивали, пакостили изо всех сил всеми средствами.

Все отмечают какую-то нечеловеческую жестокость кулаков.

Они без особых проблем совершали и обычные уголовные преступления, нередко отличавшиеся особым зверством. Показательно, что дед лютой антисоветчицы Екатерины Чумаченко, жены бывшего президента Украины Ющенко в начале 30-х закопал со своими подельщиками в землю заживо односельчанина, обвинив его в краже уздечки.

Получил этот нелюдь за зверское преступление всего 10 лет тюрьмы и успешно вышел на свободу. Да, есть серьёзные претензии к Советской Власти и лично Сталину, что вот такие твари оставались живы. Если посмотреть на их потомков, то понимаешь, что поговорка о яблочках и яблоньке весьма точна.

В целом, кулаки – это другой тип человека. Звериный.

Это были откровенные лютые враги. Жить с ними рядом, строя при этом новое общество, не было никакой возможности. Они проявляли просто бешеную активность в борьбе против Советской Власти, которую ненавидели до судорог. Тёмные и забитые бедные крестьяне, среди которых кулаки пользовались большим влиянием, как экономическим, так и моральным, нередко «прогибались» перед кулаками.

«Киевская губ. В с. Рогочах вооруженная группа кулаков терроризирует село, совершая налеты на местную хату-читальню. Так, этой группой во внутрь читальни было произведено три выстрела, на дверях сельсовета вывешено объявление «Всех комсомольцев ждет неминуемая смерть». В селах Старостинцах и Рогачи вооруженное кулачество совершенно парализует общественно-политическую жизнь села.»
Томская губ. При формировании в дер. Ягуновой Щегловского у. отряда пионеров местный кулак агитировал среди крестьян, что в отрядах развращают детей: крестьяне, подпавшие под его влияние, выписали из отрядов своих детей.

В унисон с кулаками выступила церковь. Мусульманское духовенство пользовалось влиянием только в местах компактного проживания мусульман. В целом особенно активно боролась с Советской Властью РПЦ.

Енисейская губ. По агитации местного попа Гордеева из организовавшегося пионерского отряда при АчРИКе в 30 человек выписалось 20 человек. Попговорил, «что при перевороте все пионеры будут расстреляны».

Показательно, как служитель церкви и представитель «самой гуманной религии» и «самой духовной ветви христианства», как себя представляет Православие, угрожает убийством детей. Круто, правда? Кто-то там говорил о невинно убиенных детях и слезинках ребёнка? И такие случаи были просто повальными. Церкви нужны были тупые, запуганные, забитые и обманутые крестьяне. Оружием попов было то же, что и всегда – ложь.

Не стоит сомневаться, что в случае гибели Советской Власти именно это бы и произошоло и попы были бы в первых рядах карателей. Следует ли осудить действия Советской Власти по отношению к РПЦ? Безусловно. Они были недопустимо мягкими.

К слову – отчего бы Советской Власти не ответить симметрично? Как раз в стиле того, как учил И.Христос: «Каким судом судите, таким судимы будете. Какой мерой меряли, такой и вам отмерится». Логично было бы отмерить церковникам то, что они готовили другим, например, расстрелять всех служителей церкви после прихода к власти? Что не нравится? Говорите, безбожная власть? Ну так она и не поступила по-христиански, а то не осталось бы попов, причитающих о притеснениях «безбожной власти». Посмотрите на её «высокоморальных» оппонентов и сравните, кто гуманнее, нравственнее и человечнее.

Кулачество, строившее свое благополучие на нищете односельчан, позволяла им получать сверхприбыли, чётко отдавало себе отчет в том, что дети, воспитанная в пионерских отрядах и советских школах, скоро станут теми, кто покончит со старым порядком деревенской жизни. Запугивание детей вплоть до террора – один из методов борьбы кулаков за сохранение своего влияния.

Они люто ненавидели и не щадили даже детей.

Омская губ. В с. Таврическом неизвестными лицами разгромлен пионерский клуб, изорваны все газеты и плакаты, стены исписаны неприличными словами. Подозрение падает на местного попа и его приверженцев. В дер. Лежанке Омского у. во время демонстрации пионеров, устроенной местным учителем в октябрьские праздники, кулаки угрожали «вилами поколоть красных выродков». Один из кулаков 26 ноября бросил пионера в костер, разложенный на улице. Мальчика едва спасли.» (Там же, Т.2 Докладная записка Секретного и Информационного отделов ОГПУ от 17 января 1925 г.. Приложение 9.)

Слезинка ребёнка, говорите?

В «перестройку» поклонниками «слезинки ребёнка» была устроена настоящая вакханалия вокруг Павлика Морозова, которого бъявили предателем собственного и иудой, а убийц детей – их деда, бабку, двоюродного брата крестного – жертвами НКВД. На давно убитого мальчишку были вылиты просто тонны грязи, а вокруг настоящих подонков – его деда и бабки были выплаканы целые озёра крокодильих слёз.

Правозащитники из курганского отделения общества «Мемориал» попытались добиться политической реабилитации осужденных за убийство людей, но в апреле 1999 года Верховный суд РФ отказал им в этом. Отметим, даже суд РФ, ставший притчей во языцех.

Всё «предательство» Павлика заключалось в том, что на суде он подтвердил слова собственной матери, которую бросил отец, а отец занимался тем, что продавал ссыльным кулакам подложные документы.

Павлик убит в лесу вместе со своим четырёхлетним младшим братом Федором. Представьте себе что это были за нелюди, что это значит, убить вместе вместе с одним своим внуком, совершенно невиновного ребёнка, своего внука.

Но особую их ненависть вызвали, кстати, не показания на суде, а то, что он был организатором первого в округе пионерского отряда. Именно поэтому, кстати, в советское время его заслуженно считали в ряду пионеров-героев. По сути, это так и есть, маленький герой-мученик, погибший в борьбе за новый, лучший, намного более человечный мир.

Антисталинисты, антисоветчики, «мемориальцы» и прочие поклонники кулаков – вовсе не высокочувствительные интеллигенты, напротив – моральные уроды и гнусные фарисеи с моральным уровнем Чикатило. Кто ещё может объявить правильным убийство двух детей, одного из них совсем малолетнего, а их убийц невиновными? Преступление и наказание, говорите, слезинка ребёнка? А как насчёт безвинной детской крови?

Очень показательные «безвинные жертвы» эти «лучшие крестьяне», не так ли? Вообще вызывает некоторое изумление, не то, что им в конце концов прищемили хвост, выселив из сёл, которые они терроризировали, а то, что их вовсе не истребили под корень.

Что должно было делать Советское государство? Смотреть как кулаки истязают, запугивают, калечат и убивают детей? Практически максимум, что было сделано – их выселяли семьями и то после нескольких лет бесконечных издевательств над односельчанами. Думаете их отпрыски оценили благородство Советской Власти? Они затаили злобу на десятилетия.

Авторитет кулаков основывался на тотальной отсталости, безграмотности, суеверий и средневековых религиозных убеждений большинства крестьян. Поэтому мощным оружием кулаков были слухи и идеологическая обработка. В 1928-1929 годах по селам СССР среди тёмных неграмотных крестьян гуляли совершенно дикие слухи, которые принимались совершенно всерьёз и в реальности было не до шуток: «Все женщины и дети в колхозе становятся общими, все спят под одним гигантским одеялом…» «Большевистское правительство хочет заставить женщин обрезать волосы, чтобы экспортировать их…» (В смысле волосы, а не женщин – П.К.)

«Большевики хотят поставить метки на лбу у женщин для идентификации.» .

«В колхозах специальная машина будет сжигать стариков, чтобы они не ели больше пшеницу.» «Детей заберут у родителей и отправят в ясли.» «Четыре тысячи женщин будут отправлены в Китай, чтобы заплатить за Китайско-Восточную железную дорогу (КВЖД).» «Колхозников первыми будут отправлять на войну.» Затем по слухам стало известно, что скоро Белая армия вернется. Верующим сообщили о скором пришествии антихриста и что конец света будет через два года. И так далее.

Среди татар и кавказцев появлялись пропагандисты, которые, вместе с местными муллами убеждали крестьян, что большевики превратить всех в русских, запретят говорить на родном языке, разрушат мусульманские кладбища и т.д.

Это сейчас смешно, а тогда было совсем не до смеха. Кулаками и их сторонниками-антисоветчиками велась самая настоящая широкомасштабная дезинформационная война. Именно поэтому кулаки и убивали с такой яростью тех, кто нес людям просвещение – учителей, киномехаников, работников Домов Культуры, сельских корреспондентов.

Так уже с 1925 года общего числа случаев террора 30 % составили убийства работников низового соваппарта и милиции, 30 % коммунистов и комсомольцев, 15 % на другие слои деревни (главным образом деревенский актив, как правило, бедноту), 15 % – на сельхозкоров. (Там же, Т.3) Резко выросла тяжесть и жестокость кулацких преступлений. Так уже январе 1925 года рост числа особо тяжких преступлений – убийств советских работников, сельхозкоров, коммунистов, комсомольцев и бедноты. Если в 1924 году количество убийств составило лишь 30 %, остальное – зарегистрированные избиения (как правило, зверские), покушения на жизнь, поджоги, угрозы в отношении этих категорий граждан, то в январе 1925 года 47 % преступлений – убийства.

Очень много кулацких преступлений, квалифицировались как «хулиганство», так было меньше проблем для милиции и и ОГПУ (так до 1934 г. назывался НКВД).

В 1926 года чекисты были вынуждены признать, что размах хулиганства принял угрожающие размеры. Кроме зверских избиений неугодных, запугиваний и поджогов, убийств и актов саботажа «хулиганы» начали открыто и очень активно срывать работу общественных и советских органов, начиная от комсомольских собраний и заканчивая даже заседаниями народного суда. Толпа «хулиганов», собранная и руководимая кулаками приходила на суд или заседание сельсовета и в самом лучшем случае срывала его криками, угрозами, переворачивала мебель и т.п., нередко приходила толпа, вооружённая кольями и избивала участников собрания, попутно громя помещение.

В 1926 году объектами террора стали работники советского аппарата – 54%, коммунисты и комсомольцы – 21%, бедняки и середняки – 15%, селькоры – 10%. В среднем, количество покушений в два раза превышало количество убийств. (Там же, Т.4, ч.2)

Зимой 1926–27 гг. в СССР выборы в сельсоветы, которые показали, что кулаки ведут активные попытки поставить под контроль органы местной власти и не останавливаются для этой цели перед террором. Так только январе 1927 г. было зарегистрировано 8 убийств связанных с выборами, были ранены, но остались живы 25 членов избиркомов; 23 работника низовых аппаратов; пятеро коммунистов, комсомольцев и советских активистов. (Там же, т.5) И всё это без учёта поджогов, избиений, запугиваний и незарегистрированных преступлений.

В 1928 году кулачество, усиливает террористическую деятельность против культработников – завклубами, киномехаников, режиссёров сельских театров и т.д., в которых видит угрозу своему доминированию на селе. Картина следующая: работники низового советского аппарата 48,7%, актив бедноты 24,8%, комсомольцы и коммунисты 19%, общественно-культурные организаторы 5,7%, сельские корреспонденты 1,8%. (Там же, Т.6)

Март 1928 года. Центральный регион – 17 случаев избиения, покушения и угроз. Северо-Запад – четыре убитых и пять раненных и избитых. Среди погибших – школьный учитель, который написал в стенгазете, что сын кулака пытается вступить в ВЛКСМ, учитель был убит родителем будущего комсомольца. Показательно, что то, что сын кулака вступал в ВЛКСМ не только не вызвало неодобрения отца, а было поддержано им. Кулаки очень активно пытались проникнуть в органы Советской Власти, нередко стремелись вступить в партию и комсомол.

Обыденной на селе была ситуация, когда небольшая сплочённая группа кулаков постоянно терроризировала односельчан. Они пытались проникнуть в любые структуры власти, провести своих людей, или же имея большие по тем временам средства, стремились подкупать членов местных советов, милиции, народных судов и т.д. Кулаки имели большой опыт коррупционной деятельности ещё с царских времён. Новая власть ещё не устоялась, в ней было огромное количество случайных, неподходящих и корыстных людей. Спецслужбы, которые должны были с этим бороться и партийные органы, играющие роль параллельной сигнальной системы, были на селе ещё очень слабы. По сути, шло активное формирование организованной преступности, где центром были кулаки. Эта преступность носила как криминальный, так и ярко выраженный антисоветский характер. Кстати, хороший пример того, что из себя представляли кулацкие банды можно представить себе и из нашего времени это пример нашумевших краснодарских братьев-фермеров Цапков, вырезавших полностью две большие семьи – одну в качестве мести, другая просто подвернулась как свидетели. Расследование показало, что они были образцовыми фермерами, ясное дело, они работали не сами, а использовали батраков. Они занимались торговлей, имели тесные связи с местной властью, начиная от милиции и судей и кончая сотрудниками федеральной власти. Оказалось, что они в течение многих лет безнаказанно терроризировали район, совершив множество преступлений. Тогда губернатор развёл руками, буквально заявив: «Да у нас в каждом районе такие цапки.» Цапки – типичный образец «серьёзных» кулаков. Это сейчас власть в стране принадлежит их идейным союзникам, а в те времена с такими цапками боролись всерьёз, потому что власть действовала в интересах народа.

Действия террористов стали принимать хорошо организованный характер, враги Советского Государства выстроили организационные структуры, наладили оповещение и взаимопомощь, при необходимости привлекая большое количество активных участников из разных сёл и даже районов, заблаговременно съезжавшихся к месту проведения акции и затем быстро исчезавших с места происшествия. Были хорошо отработаны механизмы сокрытия участников преступлений, кулаки окрестных сёл, не говоря уже о проживавших в одном селе были фактически тотально связаны круговой порукой. Очень часто благодаря системе круговой поруки, наподобие мафиозной, преступникам удавалось без проблем уйти от ответственности – для судов не хватало доказательств, свидетелей не было, а преступникам обеспечивалось алиби.

Их действия приобретали всё более масштабный характер. Например, в 1928 г. в Воронежской губернии кулаки смогли разогнать колхоз, а в Московской губернии сожгли и разогнали совхоз.

«Кулаки пытались вредить колхозному строительству, запугивать крестьянскую бедноту, влиять на середняка. В ход было пущено все: клевета, запугивания, угрозы и физические расправы с активистами колхозного крестьянства. Только в пределах Амурского округа в 1928 г. кулаки совершили 60 террористических актов.»

Следует заметить, что речь идет о 1928 году, когда и речи не было ни о каких «репрессиях» и «раскулачиваниях». Против Советской власти и трудового народа кулаками был развернут самый настоящий террор. Осатаневшие, попробовавшие крови кулаки, откровенно издевались над народом и Советской Властью.

В 1928 году на территории РСФСР кулаками было совершено 1307 терактов, в том числе свыше 400 убийств коммунистов, активистов, учителей, милиционеров и трактористов. В 1929 году только в деревнях и селах центральных районов России отмечено 1002 теракта, из них 384 убийства и 141 поджог колхозных построек. В реальности ситуация была намного тяжелее – очень много убийств поджогов и диверсий не фиксировалось из-за слабости правоохранительных органов или было оформлено как несчастные случаи. Кулаки буквально истребляли людей сотнями тысячами, причём лучших людей.

С июля по сентябрь 1929 года: «Зарегистрировано по Союзу, кроме национальных районов, 1108 террористических актов, считая лишь убийства, ранения, покушения на убийства, поджоги и имущественное вредительство. Из месяца в месяц количество терактов возрастает: июль – 275, август – 375, сентябрь – 458. При этом нужно иметь ввиду, что данные за сентябрь еще не окончательные…».

По нарастающей безнаказанность резко подхлёстывала террор. Кулацкие выступления стали превращаться в открытые мятежи. Руководители мятежей и кулацкий актив налаживали связи со всеми, кто был недоволен Советской Властью – не считая «бывших», это были эсеры, церковники, царские специалисты, они с радостью шли на контакт с иностранными спецслужбами, рассматривая их как союзника и источник средств, оружия, каналов бегства за рубеж и т.д. Стала формироваться целая антисоветская структура, представляющая собой пёструю коалицию различных сил. Её боевой частью, выполнявших непосредственные террористические акты были бывший белогвардейский актив, а на селе – кулаки.

Спокойно жить с такими «экономически эффективными» гражданами рядом не было никакойвозможности. К слову, задолго до массовой коллективизации 1929 года раскулачивание «лучших крестьян» началось на местах – в губерниях и селах, эти решения принимали местные Советы, а то и вовсе крестьянский сход. Нет, вовсе не из-за зависти к успешным соседям, а из-за неспособности «экономически эффективных» мироедов жить по-человечески в русской общине.

Стихийные раскулачивания стали приобретать массовый размах. Наверное, большевики были вне себя от радости, ведь, как нас убеждают, всё, о чём они мечтали это «отнять и поделить». И уж они-то должны ненавидеть «успешных хозяев.» Но нет, всё обстояло строго наоборот. Высшие партийные органы были категорически против таких действий. Дело приняло настолько серьёзный оборот, что вопрос раскулачивания ставился на высшем партийном органе – Всесоюзном Съезде: Ещё на XVсъезде в 1927 году «Была еще раз провозглашена недопустимость раскулачивания.»

Просим обратить внимание на выражение «ещё раз», потому чтодо стихийное раскулачивание приняло такие масштабы, что требование сельским коммунистам не допускать такого вынужден был заявлять съезд Партии.

Влияние коммунистов в деревне, где, к слову, жило 90% населения, было очень слабым. Так к началу 1929 г. на селе было всего 20 700 партийных ячеек – одна на четыре деревни. На 420 крестьян приходился один член партии.

Просто вдумайтесь в то, что происходило – целенаправленное уничтожение кулаками-бандитами даже не своих явных политических врагов, а учителей, клубных работников, трактористов. То есть людей, которые несли людям просвещение, избавление от тяжкого труда, счастье приобщения к культуре. Все эти вещи были кулакам ненавистны до судорог.

Обычные меры, направленные против уголовников, действовали очень неэффективно против организованной кулацкой преступности. Советская Власть с её гуманностью и попытками решить все дело миром откровенно запустила ситуацию.

По сути, на селе шла тихая гражданская война с ежегодными тысячами убитых, искалеченных, десятками тысяч зверски избитых с сожжёнными домами, колхозами и совхозами. И нападающей стороной, агрессором, была не Советкая Власть, а её оппоненты.

В сентябре 1928 г – спецслужбы СССР регистрируют почти двухкратный рост жертв кулацкого террора. Количество кулацких терактов по сравнению с 1926 годом выросло втрое. Это было последней каплей. Не стоит удивляться, что власть вынудили на ответные меры по отношению к преступникам. Многолетнему издевательству надо было положить конец, иначе это не власть. А что еще ей оставалось делать перед – капитулировать перед террористами?! Проведение сплошной коллективизации и раскулачивание (чтобы выбить базу из-под преступников) в очень значительной мере было вызвано именно попытками враждебных социальных групп разжечь новую гражданскую войну.

Из партийных документов и планов ясно, что настолько массовая коллективизация поначалу не планировалась. Реальность показала, что местная власть очень плохо управляема, совершенно не отлажена и просто заполонена случайными и малограмотными людьми, что, в общем, нисколько не удивительно, учитывая исходный уровень грамотности в доставшейся Совеской Власти стране.

Коллективизация вызвала бешеное сопротивление кулаков. Они пошли ва-банк, пытаясь не просто вредить всеми силами и вести пропаганду, а поднимать самые натуральные массовые мятежи и возглавить любое недовольство крестьян.

Уже в 1929 г. в стране было зарегистрировано более 1300 выступлений и мятежей, в них участвовало более 300 тысяч человек.

С января по апрель 1930 года органами ОГПУ было зарегистрировано 6117 антиколхозных выступлений, в которых участвовали 1755300 человек. Количество выступлений впечатляет впечатляет. Однако, это далеко не крестьянская война – в выступлениях приняли участие менее 3% советских крестьян или 5% активного сельского населения. Массовые выступления затронули около 10 тыс. колхозов, что составляло 5% от общего числа колхозов в стране. То есть и речи не может быть о каких-либо всеобщих протестах. На Украине, например, в 1930 г протестные выступления случились в 1000 населённых пунктов. Кажется много? На Украине в те годы было 30 тыс. населённых пунктов, не считая мелких хуторов. То есть ситуация была неприятной и опасной, но не может быть и ни о какой «крестьянской войне», как ни пытались её разжечь кулаки и их союзники.

В подавляющем большинстве случаев выступления крестьян проходили так: покричав перед сельсоветом и похватав председателя колхоза или сельсовета за грудки, крестьяне расходились по домам и на этом всё заканчивалось.

Существенно реже были антиколхозные выступления, как правило, организованные и руководимые кулаками, типичной в таком случае была ситация, когда толпа захватывала сельсовет, выбивала там стекла и утсраивала беспорядок, побила представителей власти, включая милиционера, если он там оказывался, затем била стёкла и устраивала разгром в домах активистов, затем растаскивала по домам колхозные семена и скот.

Как правило, такие выступления не приводили к репрессиям со стороны власти, на народ в таких случаях, как правило, пытались действовать убеждением. Иногда арестовывали отличившихся в небольшом погроме крестьян, но обычно скоро выпускали, дав суток 10-15 административного наказания за хулиганство. То есть с людьми пытались обращаться очень мягко. Попробовала бы, например, группа фермеров в США что в те годы, что сейчас, избить представителя власти или напасть на полицейского – огонь на поражение откроют после первого предупреждения «замри», а арестованные сели бы за решётку надолго.

Царская власть запросто открывала не просто ружейный, а артиллерийский огонь по деревням и незатейливо вешала бунтующих крестьян вдоль дорог на «столыпинском галстуке.» А уж массовые порки и избиения выступивших крестьян, доведённых до отчаяния, вообще никто не считал. В таком случае в деревню вводились войска и жандармы или под управлением урядников – казаки, в ряде мест – служилые татары-касимовци или калмыки и приступали к массовым экзекуциям. Советская Власть вела себя принципиально по-другому, что в основная масса народа оценивала, принимая её как «свою, народную» и такого рода выступления рассматривались более как внутрисемейная ссора между «своими.»

Однако, такого рода выступления не устраивали кулаков, им нужна была кровь и вооруженные выступления.

«В отдельных местах, – писал секретарь обкома партии ЦЧО И.М. Варейкис, – толпы выступающих достигали двух и более тысяч человек… Масса вооружалась вилами, топорами, кольями, в отдельных случаях обрезами и охотничьими ружьями».

В таких случаях против восставших применяли вооруженную силу. Хотя не всегда все заканчивалось так мирно. Так 9 марта 1930 года при разгоне митинга, перероставшего в погром в селе Петровское Щигровского района Курского округа по чекистам и милиционерам был оказано вооруженное сопротивление. Из толпы внезапно был открыт огонь по чекистам, произведено 30 выстрелов. Ответным залпом были убиты трое атакующих крестьян. «В ходе проведенного следствия арестованы инициаторы выступления». Естественно, это были кулаки.

В марте 1930 г Россошанском округе Центрально-Чернозёмного Округа случиловь крупное выступление крестьян, возглавляемых кулаками, выступило около двух тысяч человек. Они избивали представителей Советской Власти, грабили имущество, рассылали воззвания в соседние деревни. Для восстановления порядка был выслан на место отряд осназа ОГПУ. После уговоров и разъяснений свыше тысячи человек разошлись по домам. Оставшиеся внезапно атаковали отряд используя камни, колья, охотничьи ружья и обрезы. Отряд после залпа поверх голов открыл огонь на поражение практически в упор. 18 убитых и 8 раненых.

Но бывали и другие выступления – подготовленне мятежи. К счастью, они были плохо скоординированы, но стало ясно, что всерьёз готовится кулацкая война, к которой «эффективные собственники» и их союзники собирались привлечь как можно больше крестьян. Началось приготовление оружия, между районами было отмечено массовое перемещение связных, резко активизировались белогвардейские и прочие антисоветские организации и лица им сочувствующие. Враги СССР, обладая информацией о сложном положении в деревне, усилили как дипломатическое, так и военное давление. Развернули очередное наступление басмачи Средней Азии, активизировались белогвардейские диверсанты и шпионы из зарубежья, начались провокации против советских посольств за рубежом, было зарегистрировано перемещение польских войск к границе с СССР, в конце 1929 года прошла провальная для противника локальная война на КВЖД, которую почему-то нежно называют «конфликтом». На страну началось комплексное давление. В этих условиях Советское правительство было вынуждено проводить реформы на селе. Именно в момент реформ государство явлюется наиболее уязвимым.

В Сибири в марте 1930 г начался Добытинское восстание, которое носило ярко выраженный антисоветский характер. Первыми жертвами стали секретарь партячейки коммуны, начальник райотделения милиции, милиционеры, прибывшие в командировку директор Калманского зерносовхоза П.Бианки и агроном.

Возглавил восстание уполномоченный ОГПУ Федор Добытин, который освободил и вооружил арестованных накануне 90 кулаков. Банда схватила 80 советских активистов, девятерых главарь застрелил лично. Бандиты не пытались выдвинуть требования, договориться и т.п. – они убивали сразу. То есть это был именно мятеж, направленный на уничтожение власти.

Подразделениям ЧОН удалось через несколько дней разгромить банду. Несколько десятков погибли в бою, 168 мятежников сдалось властям, часть, включая главарей, сумела уйти в Китай. Части осназа потерь практически не понесли.

В июле 1930 г. ОГПУ сумело сорвать Усть-Пристаньский мятеж. В ночь перед выступлением чекистам удалось обнаружить местонахождение троих руководителей мятежа, проводившие последнее совещание. Вышедший к ним и предложивший им сдаться помощник районного уполномоченного ОГПУ, был застрелен бандитами. Милиция и чекисты ответным огнём на поражение уничтожили бандитов. В руках чекистов оказались списки участников, план восстания и условные сигналы к началу мятежа.

Было арестовано 310 заговорщиков, из них 150 кулаков, 83 середняка, 23 бедняка, 2 батрака, 27 госслужащих, 8 кустарей. В заговоре участвовали 9 членов ВКП(б) и 3 комсомольца – все они были целенаправленно проникшие туда кулаки.

К концу 1929 года сложилась критическая ситуация и в конце 1929 – начале 1930 года в село начали вводиться для зачисток силы ГПУ (НКВД), усиленные частями особого назначения (ЧОН), которые резко переломили ситуацию.

К 24 апреля 1930 года было ликвидировано 263 банды с общей численностью участников 22820 человек. Это не участников выступлений, а организованных стабильных группировок. Представляете себе масштаб происходившей на селе борьбы?

Кроме восстаний, процветал кулацкий террор. Например, в марте 1930 года на Украине был зарегистрировал 521 теракт (очень много было не зарегистрировано), в Центральном Черноземье – 192, в том числе 25 убийств. В Западной Сибири за 9 месяцев 1930 года – более 1000 терактов, из них 624 – убийства и покушения. На Урале в январе-марте было 260 случаев. Это только вершина айсберга.

31,5 % – составляли «террористические акты против актива» (руководители колхозов, комсомольцы и коммунисты), 21,9 % – поджоги, 15,4 % – порча машин, 7,4 % – отравления скота.

Наконец, власть начала принимать решительные меры – началось целенаправленное разрушение сложившейся сетевой мафиозной структуры кулаков и лишение её материальной базы, т.н. «раскулачивание». Оно носило вынужденный и фактически стихийный характер. Стало очевидным, что остановить кулацкий террор в условиях всеобщей круговой поруки в среде кулаков в принципе нельзя. Правительство, по сути, поддержало давно вызревшее настроение в народе. Основной причиной была накопившаяся на селе за многие десятилетия взаимная ненависть. Да, это продолжение Гражданской. Тот, кто полагает, что гражданские войны заканчиваются в течении нескольких лет, даже при убедительной победе одной из сторон – весьма простодушный и наивный человек. Гражданская разрубает народ на ненавидящие друг друга части на десятилетия вперёд.

«30 января 1930 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации». … кулаки были разделены на три категории: первая категория – контрреволюционный актив, организаторы террористических актов и восстаний, вторая категория – остальная часть контрреволюционного актива из наиболее богатых кулаков и полупомещиков, третья категория – остальные кулаки. Главы кулацких семей 1-й категории арестовывались, и дела об их действиях передавались на рассмотрение спецтроек … Члены семей кулаков 1-й категории и кулаки 2-й категории подлежали выселению в отдаленные местности … на спецпоселение. Кулаки, отнесенные к 3-й категории, расселялись в пределах района ….»

Кстати, ложь о том, среди выселенных была якобы чудовищная смертность – обыкновенное вранье, как и солженицинское вранье о более чем 15 миллионах высланных. Желающим разобраться рекомендую прочитать статью И. Пыхалова и приведенную в ней литературу.

Началась «ликвидация кулачества как класса», то есть разрушение структуры кулацких мафиозных структур и лишение кулаков возможности вести вести эксплуататорскую деятельность. Это совершенно не означает физической ликвидации кулаков, как пытаются представить сейчас некоторые мошенники, хотя, честно говоря, для немалого количества кулаков такая кара была бы вполне заслуженной.

Всего раскулачено было до 600 тысяч кулацких хозяйств, отправлено на поселение за все время ( до 1940 г) 2 293 214 человек– около 500 тысяч семей. По первой категории – организаторы убийств и мятежей и члены их семей было выселено около 50 тысяч – закоренелые убийцы и террористы. Далеко не все лица из первой категории были наказаны, как следовало бы, а были просто высланы, как и их семьи которые активно им помогали в совершении и укрытии преступлений. Показательно, что переселенцы, расселенные в 1930-1931 гг., были освобождены сталинскими изуверами от всех налогов на 3- 4 года. Язык не поворачивается таких преступников «жертвами раскулачивания». Как водится, попадались и невиновные, а также уходили от возмездия преступники. Увы, в той ситуации и при о тогдашнем состоянии правоохранительных органов большего ожидать невозможно.

По сути это было продолжением Гражданской войны, когда удалось наконец окончательно сломить врагов Советской Власти, а на войне как на войне. Необычайный гуманизм И. Сталина следует счесть совершенно неоправданным. Большому числу преступников-кулаков удалось уйти от справедливого возмездия.

Если бы это было бы проведено где-то году в 28 с показательной суровостью и беспощадностью, то удалось бы избежать многих невинных жертв и больших проблем впоследствии.

В конце 20-начале 30-х гг велись обширные дискуссии насчёт того, кого же считать кулаком. Ни одно крупное общественное, партийное или государственное обсуждение не обходилось тогда без обсуждения ситуации в деревне и определения того, кого можно считать кулаком, а кого нет. Не удалось дать однозначно чёткого и абсолютно безошибочного определения «кулака».

Спускаемые от руководства страны параметры определения кулака вроде «постоянное использование наёмного труда для получения товарного продукта, перекупщик или лицо, имеющее избыток тяглового скота и инвентаря с целью сдачи в рент» далеко не всегда применялись на местах.

Кроме понятия «кулак» как в народе, так и руководящих органах существовало определение «крепкий хозяин», это человек, построивший зажиточное хозяйство, но не пользовавшийся кулацкими «кровососными» способами обирания соседей. Он периодически мог использовать наёмный труд и не имел избытка тяглового скота, который сдавал в рент, по крайней мере, в качестве заметного источника дохода. В реальности по глупости или злонамеренно местными властями и односельчанами нелюбимых «крепких хозяев» нередко старались причислить к кулакам. В этом случае, они, как правило, попадали под третью категорию раскулачивания.

Раскулачивание было фактически отдано в руки местных Советов. Опорой Советской Власти в процессе раскулачивания была деревенская беднота и актив деревни. В последние годы появилось большое количество всяких псевдосвидетельств о том, что это якобы было централизованным мероприятием и всем занимались непонятно откуда понаевашие звери-чекисты, а все в селе жалели безвинных жертв-лучших хозяев и т.п.

Однако, численность всех сотрудников ОГПУ, включая надзирателей тюрем, курьеров и работников траспортных отделов на конец октября 1930 года, когда раскулачивание было по большей части закончено, составляла 22180 человек.

При всём своём желании, даже забросив все свои прямые обязанности, они не смогли бы провести раскулачивание в более чем сотне тысяч деревень СССР, даже если бы занимались этим 24 часа в сутки. ОГПУ подключалось к процессам, происходящим в деревне, лишь в самых крайних случаях, когда появлялись серьёзные преступления, банды, крупное количество оружия. Делами с парой обрезов и револьвером занималась местная милиция.

Не могли провести раскулачивание и коммунисты – их было, в среднем по стране, один человек на 4 села.

Если брать государственные документы для внутреннего использования (руководству нужна была реальная картина происходящего, а не пропагандистская картинка) и полностью состыкующиеся с ними более ранние, реальные воспоминания очевидцев событий, то можно сказать, что картину можно описать следующим образом: «ходила и раскулачивала голытьба». Это вспоминают практически все.

Практически все неприятности, происходившие при раскулачивании, не «зверства сталинизма», чисто местная самодеятельность, выплескивание копившейся десятилетиями ненависти, которую государственные органы как раз сдерживали, стараясь уменьшить жестокость происходивших событий. Несмотря на строгие указания высших органов Советской Власти об упорядочивании раскулачивания, недопущения жестокости, изъятию личных вещей и недопустимости выселения кулацких семей на улицу, такое встречалось, хотя и не носило всеобщего характера. О безобразиях при раскулачивании секретные государственные документы тех лет, опубликованные недавно, говорят как об исключительных случаях, описывая каждый случай по отдельности. То есть нет и речи о повальности такой практики. Если бы централизованно не подавлялась ненависть народа к кулакам и не сглаживались эксцессы, то процесс раскулачивания был бы несравненно более жестокие формы. В целом, поток народной ненависти удалось ввести в более-менее пристойное русло.

Тех, кто совершал жестокости при раскулачивании сложно осуждать. Дело тут далеко не только в зависти к «более успешным» соседям. Эта ненависть имеет намного более глубокие корни – постоянное унижение, нередко смерть близких людей, которых кулак мог спасти в трудное время, но не сделал и так далее. «Твои дети плачут?» – вспоминал причинённое ему зло бедняк, – «А когда я у тебя в ногах весной валялся, умолял дать в долг мешок зерна, а у меня дети от голода умирали – ты их пожалел?»

Кулаки получили то, что заслужили, даже можно сказать – с ними обошлись неоправданно мягко.

Высылка кулаков во многих случаях вызывала массовую радость односельчан и дело тут вовсе не в «классовом чувстве». Всё очень просто у них была в должниках почти вся деревня, а теперь появился такой замечательный повод забыть все долги.

В 1930 году ( даже когда было выслано в Сибирь и Казахстан большинство раскулаченных), в стране зафиксирован 2391 теракт и 456 кулацких банд, вооруженных огнестрельным оружием, вплоть до пулеметов. В боях с бандитами погибло более 170 милиционеров, красноармейцев и чекистов. В самой же Сибири произошёл всплеск террора – начали действовать высланные кулаки. Так в 1930 г на территории Западной Сибири было ликвидировано 537 банд и бандгрупп.

По данным ОГПУ к весне 1931 года подвергались нападением 15,8 % колхозов страны, причем на многие хозяйства было совершено более 4 нападений.

В 1931 году органами госбезопасности Нижнее-Волжского края было выявлено и ликвидировано несколько десятков террористических групп и организаций с общей численностью участников около трех тысяч человек.

В январе – мае 1931 года против колхозов Таджикистана было совершенно 172 «террористических акта». Это была только вершина айсберга, потому что в Средней Азии учёт преступлений был поставлен из рук вон плохо.

Но уже с конца 1931 года жёсткие меры и разрушение структуры кулацких организаций в корне переломили ситуацию, террор и бандитизм пошли на спад, хотя ситуация на селе всё равно оставалась очень непростой.

Тот кто полагает, что в СССР 1929 года местные власти подчинялись указаниям из центра, которые выдавал на-гора Сталин, тот живёт в мире, мягко говоря, очень странных иллюзий. В стране попросту не было связи. Телефон был исключительной редкостью, телеграфная связь была в более-менее крупных городах и на железнодорожных станциях, да и то не на всех. Общение с местными властями с помощью курьеров было исключительно малоэффективным. Уровень грамотности на местах, даже при всех фантастических успехах Советской Власти в этой области, был ужасающе низким. Страшная отсталость, доставшаяся от «России-которую-мы-потеряли» привела к тому, что даже слабых специалистов катастрофически не хватало буквально во всех областях – медицине, образовании, сельском хозяйстве, армии, милиции, ОГПУ-НКВД, армии, управлении и так далее.

Сталин, Ворошилов и другие руководители СССР, прошедшие ужас Гражданской лучше, чем кто-либо другой, знали, что означает масштабное применение силы и силовых приказов на места в условиях России тех лет и слишком долго пытались его избежать силовых мер, уже изрядно запустив ситуацию на селе.

Что такое добро на применение силы в тех реалиях? Да, безусловно, это решение ситуации с врагами народа, которую нельзя было решить иными способами в те годы и в той ситуации, которые были отпущены стране.

Но это означает ещё и бешеную активность «инициативных дураков», и подлости бессовестных карьеристов, и целенаправленная дестабилизация пробравшихся в органы власти скрытых врагов, и самое главное – крайне низкая квалификация власти на местах, ещё не успевшей набраться опыта. Власти, состоявшей в основном из честных, но «безбашенных» рубак Гражданской, вчерашних полевых командиров. «Добро» на применение силы означало и сведение личных счётов и расправы над просто не понравившимися людьми, и месть пострадавших в Гражданскую всем своим классовым врагам без разбора, и поиск ведьм и скрытых врагов, и подлость откровенных подонков и много прочих очень нехороших вещей.

Только представьте – средний уровень районного следователя и милиционера – 4 класса образования. Других нет и взять негде, пока не обучатся и не приобретут необходимый жизненный опыт те, кто сейчас сидит за партой в школе.

Очень характерный пример из тех случаев, которые происходили в стране – отчёт для ОГПУ. Такое было не повальным, но случалось. Обратите внимание, как действовали местные власти и даже руководство военных частей – они даже не считали нужным информировать руководство о своих действиях.

«…Задача помощи в связи с проведением посевной кампании и коллективизацией некоторыми частями Красной Армии была понята совершенно неправильно, что, в свою очередь, и привело к ряду грубейших ошибок. Отдельные части поняли задачу помощи гражданским организациям как непосредственное участие военнослужащих (иногда вооруженное) в проведении раскулачивания… Командование, политаппарат и парторганизации отдельных частей, делая первые две ошибки, не только не всегда политически обеспечивали эти мероприятия в отношении их выдержанности и соответствия партийной линии, но и допускали самые безобразные, преступные явления, граничащие со срывом политики партии. Недопустимым является также и то, что воинские части, принимая практическое участие в раскулачивании, делали это без ведома вышестоящих начальников и не всегда вовремя информировали их о случившемся.

Вот примеры:

Медынский райком ВКП(б) решил произвести «раскулачивание» торговцев и лишенцев города. К этой операции решено было привлечь 243 стрелковый полк, расположенный в г. Медыни. 28 января полк был собран по тревоге. Секретарь райкома Лаврушин в пятиминутном выступлении рассказал о предстоящей операции. Это сообщение полк встретил аплодисментами и тут же с оркестром выступил в город.

Красноармейцы и начсостав полка были разбиты на бригады и, получив указание «брать все, брать до последней тряпки, и тряпки пойдут в утильсырье», эти бригады отправились отбирать имущество у лиц, помеченных в особых списках. Бригады действительно забирали все имущество вплоть до одеял из-под детей. Обыскивали женщин. Отобранное имущество на подводах артдивизиона отвозилось и складывалось в сарай сводной роты. Сохранность имущества не была гарантирована. При этом местные работники разрешали красноармейцам брать себе разные мелкие вещи: карманные фонари, книги, мыло, щетки и т.п.

Командир и военком полка разрешили участие полка в этой операции, сами участвовали в ней и не поставили в известность командование дивизии. Партийная организация полка в связи с этой «операцией» не предприняла никаких шагов.

В этом факте имеет место прямое непонимание роли Красной Армии и ее задач в настоящий момент, не только участие полка в мероприятиях, являющихся прямым извращением политики партии, но и прямые безобразия, допущенные вследствие отсутствия руководства командования и партийной организации полка.

Ряд документов, выпущенных дивизией, в частности, приказ № 6, в котором предлагалось частям иметь задачей «непосредственное участие в ликвидации кулачества как класса», дают все основания полагать, что у руководящего состава политотдела дивизии имелись такие взгляды и такое понимание задач, которые не могли не иметь своего отражения в полках.

В специальном постановлении РВС Союза отмечено «совершенно недопустимое и противоречащее всем указаниям участие 243 стрелкового полка в изъятии имущества у торговцев и лишенцев в г. Медыни».

РВС Союза объявил строгий выговор командиру дивизии и начальнику политотдела дивизии за недостаточно четкое руководство, снял с занимаемых должностей командира-комиссара полка с запрещением занимать должность единоначальника в течение года и помполита с запрещением выполнять руководящую ответственную политическую работу в течение того же срока.

Неправильно ориентирующий части приказ дивизии № 6 отменен. Предложено переизбрать бюро партийной организации полка. Факты менее крупного масштаба, но аналогичные «медынскому раскулачиванию» имели место в БВО и ЛВО.

Все вышеприведенные факты — отвлечение военнослужащих на непосредственную работу в связи с проведением коллективизации, посевкампании и ликвидации кулака как класса происходило неорганизованно, почти без всякого руководства и без разрешения окружного и дивизионного командования…

15 марта 1930 г.

Начальник сектора учета опыта Орграспредотдела ПУРККА

Черневский

К слову, особо активные участники этого «раскулачивания по беспределу» пошли под суд.

Кулачество активнейшим образом пыталось проникнуть в органы Советской Власти и ОГПУ-НКВД. Нередко кулакам это удавалось. Обычно они вредили, чем могли ненавистной им власти. Однако, кулак – это не идейный самоубийца-шахид, стремящийся к победе любой ценой, а пройдоха, стремящийся комфортно устроиться за счёт других людей, поэтому нередко при бдительности спецслужб и партийно-комсомольских органах такие граждане предпочитали не лезть на рожон, а тихо отсиживаться на тёплой должности, делая себе карьеру. Когда подворачивался случай безопасно навредить или перейти на сторону врага, они это делали легко и без всяких моральных колебаний.

«Существенно лучше образованные кулаки и бывшие царские служащие, отлично понимали, что происходит в обществе, делали все, что могли, чтобы проникнуть в партию. Дело доходило до того, что советскими деревнями руководили прямые агенты кулаков.» 53

Из докладной записки инструктора сельхозотдела обкома Чижова секретарю Саратовского обкома ВКП(б) Вершкову от 2 сентября 1938 г. Этот человек был послан для разбирательства на место событий по письму местных жителей в «Крестьянскую газету». Да, Советская Власть работала именно так – реагирование на письма граждан в газету было обязательным. Это была настоящая «четвёртая власть.»

Наверх пытались пробиться самого разного рода проходимцы и мошенники, пытались устроиться непримиримые враги, бывшие белогвардейцы, ср Подобно тому, как после «перестройки» бывшие комсомольские и партийные деятели стали внезапно становиться верующими, а то и вовсе церковниками, тогда происходила зеркально противиоположная картина – бывшие церковники пытались пробиться в партию, комсомол и органы Советской Власти. Если говорить об убеждениях и тех, и других, то больше всего им подойдёт определение: «убеждённые проходимцы.» Были и более сложные комбинации. Это документ из закрытой переписки обкома. Он даёт неплохое представление о том, насколько сложные события происходили в стране.

«Проверкой на месте фактов, изложенных в письме в «Крестьянскую газету» о засоренности чуждыми и контрреволюционными элементами руководства деревни Львовки Аркадакского района, установлено:

1. Мокринская Анна Винарьевна, кандидат в члены ВКП(б), в данное время работает в Балашовской больнице, до Октябрьской революции занималась монашеством. После Октябрьской революции устраивала в своем дому моления, попойки и разврат. С 1925 года меняет лицо — становится «активисткой», избирается жен. делегаткой, порывает связь с церковниками и проходимцами. С этого времени ее дом превращается в дом заезжих уполномоченных, ответ. работников, сборным пунктом женщин проституток. С целью использования ответ.работников для искривления политики партии, она спаивала их и даже подсылала своих дочерей. Многие ответ.работники, три двадцатьпятьтысячника попавшие в ее сети, за извращение политики партии были осуждены и исключены из партии: Сарвилин, Тарасов и ряд других.

В годы коллективизации Мокринская была выдвинута председателем сельсовета и будучи председателем сельсовета, допустила грубейшее извращение политики — кулаков охраняла от раскулачивания и доведения твердых заданий — Наумкин Петр Иванович, Харитонов Дмитрий Илларионович, и другие кулаки были по настоянию Мокринской освобождены от раскулачивания, а бедняки — Серегин Афанасий Петрович, Серегин Егор Алексеевич и другие подвергались арестам, за невыполнение доведенных им Мокринской твердых заданий.

Мокринская была крепко связана с эсерами Бозриковым и др., ныне арестованными органами НКВД. За все эти проделки она была осуждена, заключена под стражу и исключена из партии, но так как с ней и ее дочерьми дружили Клочковский — бывший член бюро райкома, бывший нач.политотдела Ивановской МТС Бобров, бывший нач.политотдела совхоза «Нансен» Шипов, бывший секретарь райкома Мартыненко и другие (большинство из них арестованы, как враги народа), она была освобождена из под стражи и восстановлена в партии.

2. Мокринская Марина Филипповна, беспартийная,в данное время работает председателем Львовского сельсовета. До 1935 года целиком и полностью отдавалась богослужению, несла службу в церкви, читала по-мертвым, вела божественную пропаганду. В годы коллективизации и раскулачивания кулаков, вела под маской религии активную антисоветскую пропаганду: «Коллективизация — это начало светопредставления, коммунистическая партия есть воинство антихриста во главе с красным драконом, тот, кто войдет в колхоз, воинство антихриста будет ставить на теле колхозников печать, объявляла сплошную коллективизацию введением крепостного права»… Годы коллективзации для деревни Львовки характерны поджогами колхозного хлеба, колхозных дворов, вредительством, поджагами настоящих активистов, грабежами колхозного и государственного имущества…

В 1935 году Мокринская Марина внешне меняет свое лицо и также превращается в «советскую активистку», на самом деле до сих пор не порвавшую с религиозными убеждениями и ненавистью к партии и советской власти…

3. Председатель колхоза Наумкин Михаил Александрович, комосомолец, сын раскулаченного. Его брат Илья в данное время из членов ревизионной комиссии отведен, второй брат Зиновий работает учетчиком полеводческой бригады, последний по косвенным доказательствам, состоял в партии левых эсеров…

4. Наумкин Алексей Никифорович, бежавший от раскулачивания, до июня месяца 1938 года был председателем ревизионной комиссии, в данное время переизбран, антисоветски настроенный. По храрактеристике коммунистов знающих его – «волк в овечьей шкуре».

5. Буслаев Прокофий Симонович,раскулаченный, был судим вместе с Мокринской Анной, от работы завхоза освобожден весной 1938 года.

6. Счетовод Опоенышев Дмитрий Лаврентьевич — кулак, из соседней деревни Обливной, в данное время от работы освобожден.

7. Капкин Максим Касьянович, раскулаченный, работает бригадиром полеводческой бригады.

8. Золотарев Артем Гаврилович, в прошлом торговец, антисоветский элемент, в данное время работает зам.председателя сельпо по заготовкам.

Факты травли и изживания коммунистов подтвердились. Так, например, был изжит из селаактивный коммунист Бобков Захар Емельянович, исключен из кандидатов ВКП(б) без всяких иснований врагами народа Клочковским и др. по клевете Мокринских, разоблачавший их Шелухин Яков Авилович и др.

Земля от Львовского колхоза была отрезана до вручения госакта, вследствие того, что колхоз будучи развален кулаками, не в состоянии был освоить всю площадь.
Выводы:
… Засоренность чуждыми элементами руководящего состава колхоза и сельсовета деревни Львовки…Кулаки возвращенцы нашли приют в колхозе…»

В приведённом документе очень показательны реалии страны, с которыми приходилось бороться путём репрессий – коррупция местных и партийных органов, подавленная к началу 40-х, гнусность церковной и околоцерковной тусовки, расправа пролезших на руководящие посты врагов народа над честными людьми, кулацкое вредительство и т.д.

«Лес рубят – щепки летят», увы, эта русская пословица не о лесозаготовках, а о человеческих жизнях и судьбах, безвинно «попавших под раздачу». Была ли возможность избежать этого в той ситуации? Нет. Это примерно как санитарные мероприятия при массовой эпидемии опасного заразного заболевания. Люди, оказавшиеся в кольце санитарного кордона, погибнут. Они ни в чём не виноваты, но если не устанавливать жёсткий кордон, погибнет всё общество. Коллективизация была единственным спасением для страны, а её невозможно было провести в отмеренные стране сроки без борьбы с кулаком. Это было вскрытие застарелого ещё с конца 19 века социального нарыва. Уже к середине 30-х годов ситуация на селе стабилизировалась, а к концу 30-х пришла в норму.

См. также: Так чем же отличались кулаки от зажиточного крестьянина?

Для борьбы с проникшими в партию врагами и проходимцами применялись партийные чистки, проводимые открыто на партийных собраниях. Например, в чистке 1929-1930 гг из партии было исключено более 100 тысяч человек, проводились они и вполследствии в различных масштабах до 1939 года, когда уже утвердилась новая, Советская Цивилизация.

Павел Краснов
~~~

Источник: rusproject.org
Опубликовал: admin | Дата: Июл 24 2012 | Метки: История |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

1 Комментарий для “Борьба с кулаком: Лес рубят – щепки летят”

  1. Ikamaki

    «Это сейчас смешно, а тогда было совсем не до смеха. Кулаками и их сторонниками-антисоветчиками велась самая настоящая широкомасштабная дезинформационная война…»
    Ох, сейчас совсем не смешно. Прислушайтесь к телеведущим и речам политиков. Дезинформация – слишком мягкое определение для такой глубокоэшелонированной системы лжи.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

WordPress Blog

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Супер Cinema 4D

Самой лучшей программой по работе с 3d считается Cinema 4d. Первый полноценный обучающий курс по Cinema 4D на русском языке.
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 24,548 | Комментариев: 14,624

© 2010 - 2016 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Designed by Gabfire themes
mugen 2d fighting games
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire