Аппетиты буржуазных хищников

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Оцените статью:
Loading ... Loading ...
Просмотров: 0

Возобновление масштабных боевых действий показало, что до мира в Сирии ещё далеко. За спиной законного правительства внешние силы ведут раздел страны. Особенно ярко это видно на примере турецко-американских соглашений и ситуации в Идлибе.

Борьба за влияние

В работе «Империализм, как высшая стадия капитализма» В.И. Ленин подчёркивал: «финансовый капитал… стремится захватить как можно больше земель каких бы то ни было, где бы то ни было, как бы то ни было, учитывая возможные источники сырья, боясь отстать в бешеной борьбе за последние куски неподелённого мира или за передел кусков, уже разделённых».

Спустя сто с лишним лет ленинский вывод не потерял актуальности. Стремление к максимизации прибыли — эта основная цель капитализма — толкает буржуазию к поиску новых источников обогащения. А поскольку ресурсы планеты, в отличие от безудержной жажды выгоды, ограниченны, неизбежным становится столкновение корпораций и целых капиталистических держав. Это касается как «старых» бастионов буржуазии в лице США и Европы, так и новых очагов. Подобно молодым хищникам, ощутившим свою силу, они жадно осматриваются и не прочь отхватить кусок пожирнее.

Конкуренция капиталистических держав не обязательно выражается в прямых конфликтах. Её проявления разнообразны, включая экономическое соперничество, информационную пикировку, перетягивание союзников, так называемые прокси-войны. Временный мир сменяется разрывом, две державы вступают в ситуативный альянс против третьей и т.д. Вся эта суета подчинена единственному принципу — прибыли для капитала. Все другие принципы считаются «детскими фантазиями» и используются единственно как средство манипуляции сознанием обывателей.

Без учёта этого невозможно правильно оценить большинство современных конфликтов. Последние события в Сирии тесно связаны с Турцией и её притязаниями. Будучи образчиком молодой капиталистической державы, она активно работает над формированием «зоны жизненных интересов» в Северной Африке, Закавказье, Центральной Азии и, конечно, на Ближнем Востоке. Спекулируя на исторических обидах и былом османском величии, турецкая пропаганда открыто говорит о «незаконном отторжении» иракских и сирийских земель. В ходе операций «Щит Евфрата» (2016—2017) и «Оливковая ветвь» (2018) под контроль турецкой армии перешёл север провинции Алеппо площадью почти 5 тыс. квадратных километров. Но и этого Анкаре показалось мало.

После успешного наступления правительственных войск единственным крупным регионом, управляемым экстремистскими группировками, остался так называемый Большой Идлиб. Помимо одноимённой провинции, он включает части соседних с ней областей — Латакии, Алеппо и Хамы. Категорически против уничтожения этого «террористического анклава» выступила Турция, заручившаяся поддержкой Москвы. В сентябре прошлого года в Сочи был подписан меморандум, по которому создавалась демилитаризованная зона шириной 15—20 км. Анкара обязалась вывести из неё все «непримиримые» группировки, а также тяжёлое вооружение «умеренной» оппозиции. Контроль над выполнением возлагался на турецких военнослужащих, разместившихся на двенадцати наблюдательных пунктах по внешнему периметру «Большого Идлиба». Кроме того, власти Турции обещали нейтрализовать в регионе радикальных боевиков.

Большая игра в «Большом Идлибе»

Из всех этих условий был выполнен один — создание наблюдательных пунктов, по существу превращённых в настоящие военные базы. Никакого отвода группировок и тем более их нейтрализации не произошло. Наоборот, за последний год в Идлибе ключевые позиции заняла экстремистская коалиция «Хайят Тахрир аш-Шам»*, костяк которой составили боевики группировки «Джебхат ан-Нусра»*. Развернув наступление на «умеренный» протурецкий блок «Национальный фронт освобождения», она заняла бо`льшую часть региона. Столкновения завершились миром и фактическим слиянием двух лагерей.

В Анкаре восприняли это спокойно. Там и раньше поддерживали джихадистов, отделяя их от «умеренных» только для внешнего приличия. Получая регулярное снабжение, боевики стали нападать на правительственные войска и совершать кровавые рейды по окрестным районам. Обстрелам реактивными системами залпового огня и ударам беспилотников неоднократно подвергалась российская база Хмеймим. Однако идти на обострение отношений с Турцией российские власти не хотели, старательно избегая признания всё более очевидного факта поддержки ею террористов. Характерным является выступление постпреда России в ООН. 30 июля, когда атаки со стороны боевиков достигли кульминации, Василий Небензя умолчал о роли Анкары и обвинил в желании сохранить террористическое присутствие в Идлибе Запад, добавив, что «Россия и дальше намерена работать с Турцией над урегулированием в рамках Сочинского меморандума».

И это при том, что в турецких СМИ развернулась настоящая истерия. Ограниченные контрудары по Идлибу преподносились ими как «военные преступления», а Москва и Дамаск были объявлены виновниками гибели свыше 800 мирных граждан только в период с апреля по август. Кампанию поддержали официальные лица. «Россия должна держать под контролем силы режима и не допускать атак», — заявлял глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу. Это полностью совпало с позицией западных стран, которые направили в Совбез ООН запрос о расследовании «бойни в Идлибе».

Попытки ответных действий сирийских войск против террористов раз за разом блокировались: под давлением Москвы они соглашались на перемирие, которое тут же нарушалось боевиками. Очередной режим прекращения огня вступил в силу 2 августа, но, по ряду признаков, вызвал серьёзное недовольство Дамаска. «Мы не можем ждать бесконечно, пока Турция выполнит свои обязательства», — предупредил постпред Сирии в ООН Башар аль-Джаафари.

Как и следовало ожидать, экстремисты не думали соблюдать перемирие, нарушив его больше 200 раз. В итоге 5 августа командование сирийской армии приняло решение возобновить военные действия. Главной целью наступления стал Хан-Шейхун — стратегический пункт джихадистов, удерживаемый ими с 2014 года. К 20 августа правительственные войска заняли город, взяв в кольцо крупную группировку противника на севере провинции Хама. Тут-то и проявилась в полной мере истинная роль Турции. Под предлогом усиления наблюдательного пункта в городе Морек Анкара направила окружённым боевикам помощь, включающую три десятка грузовиков с оружием и семь танков «Леопард». Сирийские ВВС нанесли удар по колонне, что вызвало ярость турецкого руководства. Президент Тайип Эрдоган заявил, что Дамаск «играет с огнём», добавив, что Турция ни за что не покинет свои базы.

Скорее всего, Кремль и теперь прислушается к призывам Анкары, потребовав прекратить наступление. На это указывают результаты переговоров президентов двух стран, прошедшие 27 августа. Эрдоган возложил всю вину за дестабилизацию на Дамаск, заявив, что именно действия сирийской армии «затрудняют выполнение Сочинского меморандума». Путин предпочёл не вступать в полемику, сообщив, что Москва и Анкара договорились о «нормализации обстановки» в Идлибе.

Это значит, что регион останется экстремистским гнездом под защитой Турции. 20 августа Чавушоглу принял в здании МИД в Анкаре главу национальной коалиции оппозиционных и революционных сил Сирии Энеса аль-Абде. «Мы сделаем всё для сохранения статуса Идлиба и прекращения нападений на него режима Асада», — заявил глава турецкой дипломатии.

Манёвры «союзников»

Мнение, что правительство Эрдогана является верным союзником Москвы — а именно эту мысль проводят как российская власть, так и провластные СМИ — большое заблуждение. Добиваясь расширения сферы влияния для собственного капитала, Турция лавирует между разными центрами силы. Это касается как Сирии, так и других направлений.

В июле Анкара вступила в сепаратные переговоры с США относительно нового раздела сирийской территории. Произошло это после очередной угрозы Эрдогана начать военную операцию против курдов, которых он обвиняет в связях с запрещённой Рабочей партией Курдистана. Вашингтон воспринял демарш как вызов себе, поскольку именно американцы являются покровителями курдских сил самообороны, контролирующих северо-восток Сирии. Ведя себя как обычные колонизаторы, США распоряжаются тамошними месторождениями нефти и занимаются её контрабандой через Турцию и Ирак. В Анкаре явно не прочь присоединиться к этому грабежу.

Главной темой переговоров стало создание зоны безопасности вдоль сирийско-турецкой границы. Относительно её параметров продолжаются дискуссии. Анкара настаивает на полосе шириной 32 км под контролем турецкой армии и с полным выводом курдских отрядов. Вашингтон предлагает двусоставную зону: первую, пятикилометровую часть будут совместно патрулировать военнослужащие Турции и США. Вторая глубиной 13 км перейдёт под наблюдение американских войск. Тем не менее принципиальная договорённость о зоне безопасности достигнута. В турецком городе Шанлыурфа создан совместный оперативный центр, куда уже прибыли представители Пентагона. Заключены соглашения об обмене разведданными и о координации действий в воздушном пространстве Сирии, что предполагает допуск турецких ВВС в приграничные районы. Переговоры поддержал госсекретарь США Майк Помпео, назвавший их «большим шагом на пути к миру и безопасности».

В Дамаске выступили категорически против соглашения, заявив о «вопиющей агрессии против суверенитета и территориальной целостности страны». Союзника поддержал Тегеран. МИД Ирана охарактеризовал договорённость о зоне безопасности как провокационный шаг, идущий вразрез с принципами международного права и Устава ООН. Зато в Москве турецко-американский сговор поддержали. На переговорах с Эрдоганом Путин заявил, что полностью понимает озабоченность Анкары, и указал на законность её действий «в обеспечении своей безопасности в приграничном регионе». «Создание зоны безопасности для Турецкой Республики на её южной границе будет хорошим условием для обеспечения территориальной целостности самой Сирии», — добавил он. Неоднократные заявления Эрдогана, что он никогда не вернёт занятые турецкой армией земли «режиму Асада», в Кремле, видимо, забыли.

Впрочем, в этом торге за спиной Дамаска нет ничего нового, учитывая как прежние российско-турецкие соглашения, так и действия Израиля, который наносит по Сирии удары с молчаливого позволения Москвы. Последний масштабный налёт произошёл 24 августа.

Возвращаясь к Турции и её «союзу» с Россией, нельзя обойти стороной комплексы С-400. Их продажа Анкаре преподносится как главное доказательство крепнущей дружбы. В действительности перед нами образец маневрирования, с помощью которого турецкое руководство выбивает выгодные позиции для имущих классов. Как признал Эрдоган, в случае с С-400 Анкара исходила не из стратегических, а из «сугубо коммерческих интересов», поскольку партнёры по НАТО отказались продавать ей аналогичные системы ПВО. Также президент выразил надежду на продолжение сотрудничества с США по совместному выпуску истребителей F-35 и прямо заявил о курсе Турции на членство в Евросоюзе. Несмотря на все словесные пикировки, в стране продолжают функционировать крупные военные базы США — Кюреджик и Инджирлик, причём на последней имеется ядерное оружие.

Примеров лавирования можно приводить много. На словах осудив американские санкции против Ирана, Турция полностью прекратила покупку у Тегерана нефти. Называя российского коллегу «дорогим другом», Эрдоган на встрече с президентом Украины повторил слова о «незаконной аннексии Крыма» и выразил сочувствие «бедственному положению» крымских татар, пообещав бороться за их права. Анкара продолжает поставки Киеву вооружений, страны подписали соглашение о совместном производстве высокоточного оружия.

Наконец, Турция не горит желанием соблюдать контракты по поставкам газа. А ведь именно это сотрудничество, если разобраться, лежит в основе столь снисходительного отношения Москвы к Анкаре! Требуя снижения цен на топливо, Турция ведёт открытый шантаж. В прошлом году импорт газа сократился с 29 до 24 млрд кубометров, а по итогам первых шести месяцев этого года составил всего 8 млрд, снизившись ещё на 36 процентов. В этих условиях под большим вопросом находится судьба «Турецкого потока», который должен быть введён в эксплуатацию к 1 января 2020 года.

Но надеяться на то, что Кремль начнёт последовательную внешнюю политику, например, на деле защищая суверенитет Сирии, не приходится. В конце концов, современная Россия — такой же молодой капиталистический игрок, который в борьбе за лакомые куски прибыли готов на любые кульбиты. И на Ближнем Востоке, и в других регионах планеты.

Сергей Кожемякин

pravda

Опубликовал: admin | Дата: Сен 2 2019 | Метки: В Мире |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

WordPress Themes

Последние комментарии

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 32,002 | Комментариев: 20,739

© 2010 - 2018 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В.
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews
Premium WordPress Themes
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire