Альтернативный проект Концепции миграционной политики

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение
Loading ... Loading ...
Просмотров: 48

Институтом демографии, миграции и регионального развития опубликован альтернативный проект Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации – альтернативный проекту подобной Концепции группы А.Г. Вишневского, разработанному по заказу АНО «ОПОРА ДРУЖБЫ»и едва ли уже не взятой на вооружение самой «ОПОРОЙ России».
Правда, наш проект назван скромнее – пока лишь «Аналитический материал к разработке Концепции…»

Аналитический материал к разработке Концепции государственной миграционной политики РФ (часть 1 – 3)

Опубликовано в журнале «Российская миграция» №4-5 (43-44) сентябрь-октябрь и № 6 (45) ноябрь-декабрь 2010 г.

часть 1

Цель – достоинство

Как известно, от регулирования миграционных процессов зависят темпы социально-экономического развития, повышение эффективности региональных пропорций развития и уровня жизни населения, улучшение социального климата и демографической ситуации, обеспечение территориальной целостности страны и ее национальной безопасности – все это проблемы глобального масштаба. Начать серьезное обсуждение миграционной политики на страницах журнала «Российская миграция», предложив для публикации авторский «Аналитический материал к разработке концепции государственной миграционной политики Российской Федерации», вызвался председатель Движения развития, председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий КРУПНОВ. Предваряет публикацию преамбула – ответ Юрия Васильевича на вопрос о необходимости такого обсуждения.

- Назову два обстоятельства, которые подтверждают необходимость серьезного разговора о миграционной политике. Одно – формальное. Второе – сущностное.

Формальное связано с тем, что концепция государственной миграционной политики является многострадальным «героем» последнего десятилетия. У нас много говорят о необходимости такой концепции. Есть разработанные государственными органами ее варианты – все они до сих пор «бродят» в правительстве, но не утверждаются. Причина проста: они никого не могут удовлетворить в полной мере. Причем, по разным основаниям люди разных позиций предъявляют свои претензии. Между тем проблемы, связанные с миграционной политикой, со временем только множатся. И сегодня совершенно очевидно: необходимо кардинально изменить подход к концепции государственной миграционной политики для того, чтобы у государства появился утвержденный руководством страны документ.

Второе, сущностное обстоятельство связано с тем, что у нас, к сожалению, не только в миграционной, но и в других политиках полный провал на государственном уровне – и, прежде всего, потому, что нет целевых установок. Обсуждают механизмы и идеологии, но не целевые функции: что хотим, к чему стремимся как государство? В итоге, при жесткой постановке вопроса, никто не может ответить, чего мы хотим достичь введением того или иного механизма? Отсутствие целей и их разбиения на задачи – это, я бы сказал, наша ахиллесова пята в последние двадцать лет…

Но вернемся к миграционной политике. В стране одновременно сосуществуют – в том числе в документах и законах – две полярные точки зрения, отрицающие друг друга. Одни считают, что мигранты – спасение России, что они спасут наш рынок, экономику и т.д. Другие считают, что мигранты – зло, которое окончательно погубит Россию, разрушит ее экономику, культуру, и Россия перестанет существовать.

На мой взгляд, эти две оппозиционные точки зрения равно опасны для России. С одной стороны, объявляя мигрантов едва ли не основным тружеником Российской Федерации, фактически уничтожаем рынок труда, создаем конкуренцию с коренным населением Российской Федерации и плодим этнокультурные проблемы, стимулируем, в частности, этнопреступность, транснациональную преступность и т.д. С другой стороны, объявляя мигрантов – а это, напомню, граждане нашего бывшего единого государства! – носителями зла, стремящимися разрушить нашу Российскую Федерацию, тем самым совершаем святотатство в прямом смысле этого слова. Что бы ни говорили о новых постсоветских государствах, но эти люди – люди русской культуры, которые более столетия жили в рамках русской культуры. Неуважительное отношение к близким и родным нам по духу людям, является узостью и неадекватностью…

У этого явления есть еще одна опасная сторона: возникающие националистические тенденции подрывают русский национальный характер больше, чем любые внешние угрозы со стороны мигрантов. Русская культура всегда – и до революции, и в период советской власти – была открытой системой для других культур, и никогда по национальному признаку никого не делила. Она по сути своей не этническая культура. Напротив, мы знаем, что гордость русской культуры составляют и грузинские фамилии, и татарские, и евреи внесли огромный вклад в культуру и историю России. То, что мы начинаем обращать внимание на этничность, – показатель деградации общества. Деградация дошла до обсуждения цвета волос, разреза глаз и формы носа. Деградируя в сферах, затрагивающих сущность человека, личности, мы переходим не только к взаимоуничтожению по этническому признаку, но и уничтожению потенциала развития промышленности, науки, культуры, образования.

Все названные мной проблемы – базовые составляющие миграционной политики.

Возвращаюсь к концепции. У нас обращают внимание не на главные проблемы миграции, а лишь на полицейские ее стороны. И говорят, как правило, об иммиграции, въезжающих в страну, упуская из вида на порядок более фундаментальный момент – перемещение населения по территории самой Российской Федерации. Между тем у нас обезлюживаются районы, города, поселки, села, наконец, целые регионы. Например, Дальний Восток, Сибирь, районы нечерноземной России. Фактор миграции как выезда населения, эмиграции, там является определяющим. Более того, там смертность иногда в три раза превышает рождаемость. Наблюдается масштабный исход молодежи из регионов. Что мы будем делать в районах Костромской губернии, в регионах Дальнего Востока? Вот где ключевые пункты миграционной политики. Вот с чего должна начинаться государственная концепция государственной миграционной политики. Но у нас одни кричат, что орды нападают извне, нужно их «регулировать», другие – наоборот: у нас все хорошо, но нам не хватает рабов, которых мы навезем из соседних стран, хотя бы из Африки, и они за нас будут работать.

На мой взгляд, мы должны начинать обсуждение с вопроса: как помогать оседлому населению оставаться оседлым.

Теперь к вопросу о том, кто должен участвовать в обсуждении концепции. Прежде всего, думаю, ученые, специалисты в профильных областях. И, конечно же, чиновники, работники ведомств – в итоге формулировать концепцию будут они – политика, в конечном счете, должна быть в виде документа.

Но базовыми экспертами, на мой взгляд, должны быть те, кто работает в сфере регионального развития. Потому что говорить об укоренении населения, об условиях жизни на всей территории Российской Федерации невозможно без предъявления инструментов, которые позволят культивировать накопленный опыт, сохранять и наращивать качество жизни, добиваться расширение островков процветание на конкретные российские территории. Поэтому я бы все-таки сделал акцент не на правовой стороне, не на законодательной стороне, хотя это важно, но на стороне регионального развития.

А начинать разговор, думаю, следует с ключевой проблемы, которая задает тон: с создания квалифицированных рабочих мест. Нужна система перспективной, стратегической занятости. Здесь сходятся вопросы внешней и внутренней миграции. В конечном счете, как показала госпрограмма поддержки переселения соотечественников, всегда возникает вопрос: где человек будет работать, зарабатывать, и, как следствие, обеспечивать достойную жизнь своей семьи. Речь идет исключительно – особенно для молодых людей – о возможности устойчивого карьерного роста.

Международная организация труда называет такие рабочие места – «высокой степени достойности». И в развитых странах их очень четко делят. Наши же горе-чиновники, отчитываясь, рассказывают о гигантском количестве вакансий. Это вакансии, если их представить для публичной оценки, вызовут в лучшем случае смех, а скорее – возмущение. Пример – вакансии на территориях того же Дальнего Востока, предлагаемые переселенцам. В местах, далеких не только от больших городов, но и от районных центров, немало вакансий доярок и механизаторов, которым обещана зарплата от двух с половиной до пяти тысяч рублей!

Абсурд!

Между тем именно в этой сфере миграционная политика соединяется с политикой организации стратегической занятости. И это, собственно, главное. Поэтому мы хотим, чтобы миграционная политика давала возможность людям, которые честно и добросовестно трудятся, живут в России и любят Россию, возможность достойно жить. В этом суть миграционной политики!

Часть 1

Часть 2

Часть 3

часть 2

Общие положения

Государственная миграционная политика Российской Федерации определяет основные положения по управлению миграционными процессами в интересах развития Российской Федерации.

Миграция является направленным перемещением людей, в основе которого лежит желание людей найти лучшие условия и качество жизни и которое обусловлено рядом мировоззренческих, культурно-исторических, антропологических, социально-культурных, экономических и политических факторов.

Конкурентоспособность современного государства определяется способностью удержать людей на своей территории, создав условия для их безопасности и процветания, а также способностью привлечь в страну значительный человеческий потенциал высокого качества для реализации стратегий развития. Отсюда государственная миграционная политика Российской Федерации должна быть направлена на проведение комплексных мер социально-экономического развития для повышения укорененности и оседлости российского населения, прежде всего, в малых городах и районах, муниципальных образованиях на всей территории страны.

Эффективность миграционной политики определяется ее комплексностью и целесообразностью применяемых социальных, правовых, психологических, экономических, финансовых и иных механизмов, мониторингом системных последствий решений в области миграционной политики.

Анализ миграционной ситуации в России

Специфика миграционной ситуации в Российской Федерации предопределяется значительностью территории страны, разнообразием и выраженной дифференциацией уровней социально-экономического развития субъектов Федерации и требует анализа через призму регионов.

Факторы, влияющие на региональную миграционную ситуацию, во многом обуславливают формирование демографической ситуации, которая выражается соотношением индексов рождаемости, смертности и средней продолжительности жизни. Однако в отличие от демографической ситуации, которая формируется в течение длительного времени, миграционная ситуация образуется в более короткие сроки и напрямую отражает изменения в социально-экономической сфере.

Неравномерность пространственного и регионального развития России в последние пятнадцать лет обусловила неестественно высокий уровень миграционной активности российского населения. Показателем этого является то, что за последние 15 лет более 46 млн. человек — треть российского населения — в надежде на улучшение своего положения сменили место жительства. Анализ миграционных перемещений внутри Российской Федерации свидетельствует о наличии выраженного градиента предпочтений, принуждающего коренное население мигрировать с северных, сибирских и восточных регионов и из областей Нечерноземья концентрироваться в немногие мегаполисы и сопредельные с ними регионы расселения (Московский столичный регион, ЯНАО, ХМАО, Краснодарский и Ставропольский край).

Ключевыми причинами, определяющими неестественно высокий уровень миграционной активности и внутренней межрегиональной миграции и ведущими к дальнейшим перекосам в пространственном и региональном развитии, являются понижение уровня социально-экономического развития региона, дефекты межбюджетного регулирования, снижение структурной сложности экономики, деформация структуры труда и баланса трудовых ресурсов, ослабление социальной инфраструктуры. Эти же причины формируют и высокий уровень смертности в регионе.

Наглядной является ситуация в Новгородской области. Численность ее населения (665 тыс. человек) имеет устойчивую тенденцию к снижению и ежегодно сокращается почти на 1,5 %. При этом смертность в области в прошлом году превысила рождаемость в 2,5 раз, а в отдельных административных районах, например, Любытинском, в 5 раз. Пиковые показатели смертности приходятся на возрастную группу от 30 до 55 лет и в особенной степени выражены у мужчин. В результате в 2005 году численность населения в области сократилась почти на 9 тыс. человек и примерно столько же выехало в другие регионы и за границу. Эти тенденции не могут быть определены иначе как обезлюдение и вымирание региона, сопровождающиеся бегством наиболее активной и талантливой части населения, преимущественно молодежи. Та же самая картина и в Псковской, Тверской, Костромской и других областях Нечерноземья, являющихся территориями традиционного расселения русских.

Свою специфику имеет миграционный отток из регионов Дальнего Востока. По причине высокого уровня энерготарифов, превышающий средние значения по стране примерно в 3 раза, прожиточный минимум от 3 до 5 раз выше, чем в иных регионах России. В результате темпы сокращения населения Дальнего Востока, особенно за счет массового оттока населения, почти в 4 раза выше, чем по стране в целом.

Очевидно, что фундаментальными причинами массовой миграции населения из мест постоянного проживания являются просчеты в организации регионального экономического развития. Российский Север и Дальний Восток характеризуются несопоставимо низкими с другими регионами доходами и высокими расходами, что делает практически невозможным устойчивое проживание в них. Нечерноземье продолжает деградировать прежде всего ввиду отсутствия местной промышленности и механизированного сельского труда, отсутствия нормальной экономической среды и снижения доли высокоходных видов труда. Вне управления миграционными потоками в большинстве российских регионов на месте равномерно развитых районов в основном остаются отдельные «островки» благополучия, образующиеся исключительно вокруг работников социально-бюджетной сферы.

Спад производства в наукоемких и высокотехнологических отраслям промышленности, составивший за 15 лет в станкостроении 12 раз, а в электронной промышленности – до 20 раз, свидетельствует о кардинальных изменениях в структуре и балансе трудовых ресурсов. Соответственно и количество промышленных рабочих мест сократилось почти в 2 раза.
Резкое уменьшение доли квалифицированного труда и общего числа рабочих мест в промышленности повлекли за собой высвобождение гигантских человеческих ресурсов, которые по сути форс-мажорно выдавлены в сферы менее квалифицированного или неквалифицированного труда, либо мигрировали в иные, более благоприятные для жизни и труда регионы, либо, что характерно для лиц с наиболее высоким уровнем притязаний, эмигрировали из страны.

Общие потери России от эмиграции продолжают оставаться высокими, хотя они и снизились до примерно 100 тыс. человек в год. По оценкам ведущих российских ученых с 1989 по 2000 год выезд из России специалистов высочайшей квалификации («утечка умов») из России составил примерно 1,5 миллиона специалистов. Только за последние три года из страны на ПМЖ выехали 44 тыс. человек с высшим образованием, в том числе 254 доктора и кандидата наук.

Одним из побудительных мотивов к эмиграции является действие правовой системы в экономической сфере, позволяющее российским предпринимателям управлять финансовыми потоками и аккумулировать денежные средства в фондах и компаниях, зарегистрированных в оффшорных зонах в целях избегания налогообложения. За последние 15 лет сложилась особая система оффшорной миграции, требующей выезда и постоянного проживания российских граждан. Только в одном Кипре зарегистрировано около 21 тыс. российских фирм, которые приносят в местную экономику доходы в размере более 3 млрд. долларов.

Таким образом, в своей основе внутренняя миграция ведет к выдавливанию коренного населения и освобождению ими даже имеющихся рабочих мест, следствием чего происходит обезлюдение территории и оскудение хозяйства и производительных сил, рост социальной напряженности, который нередко перерастает в экстремизм и терроризм. При этом возникающий вакуум населения и трудовых ресурсов восполняется приезжими, как правило, так же выдавленными с регионов их постоянного проживания, которые характеризуются более низким уровнем социально-экономического и общего развития.

Ключевое значение при этом имеет примитивизация структуры трудовой занятости, которая ведет к невозможности для населения иметь соответствующую своей квалификации, социальному статусу и достоинству работу. Вытесняемое же в сферу малоквалифицированного труда коренное население отказывается от подобных предложений и одновременно востребовано работодателями в значительно меньшей степени, чем находящиеся в изобилии приезжие иммигранты, готовые трудиться без соответствующего оформления и за меньшую зарплату. Анализ свидетельствует, что наиболее интенсивное вовлечение в дешевый труд иностранных работников наблюдается на приграничных территориях.
Показательной является ситуация выдавливания коренного населения вахтовой миграцией из процесса лесозаготовок в приграничных регионах. При этом до 90 % леса вывозится в соседние страны в виде необработанного кругляка. В то же время организация только первичной переработки леса увеличит число рабочих мест средней квалификации в этой сфере, в десятки раз, не говоря об инфраструктурных улучшениях, включая социальную сферу.

Деградация социально-экономической ситуации в регионах, напрямую ведущая к оттоку населения, усугубляется спецификой разграничения бюджетных полномочий и системой налоговых сборов.

Анализ показывает, что в дотационных регионах значительная часть (до 60 %) бюджета субъекта Федерации составляют налоговые поступления с физических лиц. Однако принятая в Российской Федерации плоская шкала в 13 % в сочетании с законодательным упразднением функции контроля за доходами и расходами граждан лишает региональные власти возможности администрировать собственную бюджетную сферу.

Описанные выше процессы, свидетельствующие о массовом оттоке населения из регионов, продолжают усугубляться в условиях отсутствия целенаправленной и эффективной политики государства по организации пространственного и регионального развития и являются основой подрыва экономического и гуманитарно-антропологического суверенитета и, в конечном счете, территориальной целостности страны.

В отсутствие продуктивных мер по улучшению демографии российского населения получает широкое хождение псевдонаучная идея о восполнении обескровленных в демографическом плане регионов иммигрантами.

Попытки же ряда научных центров пропагандировать идеи пространственного развития с акцентом на исключительно сырьевую направленность экономики депрессивных регионов по сути умалчивают необходимость комплексного развития субъектов Федерации с организацией кластеров промышленного развития, обеспечивающих стратегическую занятость и рост числа квалифицированных рабочих мест. Реализация разрабатываемой Минрегионразвития России ФЦП «Повышение пространственной мобильности населения» приведет, безусловно, к дальнейшему обезлюдению дотационных регионов с низким уровнем социально-экономического развития, в частности, Дальнего Востока. К пространственной деградации и коллапсу также ведет реализация принятой Минрегионразвития Стратегии социально-экономического развития регионов Российской Федерации, в которой делается ставка на принцип поляризованного (или «сфокусированного») развития, то есть осуществляется отказ от политики выравнивания уровней регионального развития.

Продолжается также нерациональная практика решения Россией суверенных проблем в области администрирования миграционных процессов путем подписания многочисленных международных соглашений, не имеющих четко определенного предмета регулирования и в то же время затрагивающих значительные области российской правовой системы. Существенная часть соглашений носит односторонний характер. Показательным является соглашение с Таджикистаном, регулирующее трудовую миграцию обеих стран в ситуации отсутствия в Таджикистане трудовой иммиграции российских граждан.

Наконец, принципиальное значение имеет отсутствие единого методологического подхода к миграционной политике. Вне такого подхода государственная миграционная политика невозможна.

Методология государственной миграционной политики

Государственная миграционная политика строится на основе единого методологического подхода, определяемого смыслом и целями управления миграционными процессами.

В основу методологического подхода положено представление о необходимости сохранения целостности, единства и связности Российской Федерации, начиная с уровня административного района.

Именно уровень административного района определяет структурную устойчивость страны и требует создания всего комплекса условий для достойного проживания в нем коренного населения. Районы и их центры в виде, как правило, небольших городов или поселений городского типа в своей совокупности составляют расселенческий каркас и сетевую архитектонику страны, образуют непрерывную поселенческую ткань и непрерывность мест приложения квалифицированного и перспективного труда.
Это определяет необходимость рассматривать административный район и устойчивость структуры его населения в качестве ключевой единицы проектирования и анализа, отправной точки миграционной политики.
В целях реализации стратегий и целей развития страны методологически целесообразным представляется рассматривать миграцию с уровня административного района по шести основным направлениям, которые определяют родовые характеристики укорененности населения и обеспечения населения базовыми условиями достойной жизни:

  • внутренние перемещения населения из административного района в район, подразделяя такие перемещения из сельской местности в небольшие города, из небольших городов в крупные областные и краевые города, а также в мегаполисы;
  • перемещение населения из регионов Севера, Дальнего Востока и Нечерноземья в отдельные относительно благополучные регионы страны;
  • перемещения населения в крупные мегаполисы, такие как Москва и Санкт-Петербург;
  • эмиграция и выезд на длительные сроки или навсегда из страны;
  • целевая иммиграция (реэмиграция, релокация (термин «релокация» происходит от англ. relocation – это новое для России понятие включает в себя комплекс услуг, связанных с переездом иностранного гражданина в Россию и его адаптацией к новым условиям – ред.), содействие переселению соотечественников и др.);
  • неорганизованная хаотическая иммиграция;
  • государственная миграционная политика в обязательном порядке должна быть направлена на сохранение этнонационального, конфессионального и социально-антропологического баланса на территории.

Сохранение данных балансов строится на недопустимости критического снижения качества жизни населения и должно рассматриваться через комплекс показателей.

Одним из возможных подходов при этом является задание критических стадий качества жизни поселенческого сообщества на территории, в частности:

Ухудшение качественных характеристик населения

Ухудшение качественных характеристик населения можно оценить по четырем основным группам критериев:

  • духовно-нравственное состояние;
  • здоровье (физическое, психическое и социальное);
  • интеллектуальный и культурный потенциал;
  • образовательный и профессиональный потенциал.

Особую тревогу вызывает то обстоятельство, что поколение детей обладает меньшим потенциалом здоровья, чем их родители, а их дети (внуки родителей) имеют еще меньший потенциал. Если уже при рождении 40% детей больны, то в течение жизненного цикла их здоровье не восстанавливается, а лишь ухудшается. Отмечается рост заболеваемости, особенно по болезням социальной этиологии (туберкулез, сифилис, СПИД/ВИЧ, гепатит), прогнозы показывают, что к 2010 г. 8-11% населения будет инфицировано, а это около 13 млн. чел., преимущественно молодежи. По оценкам международных экспертов, Россия находится на стадии концентрированной эпидемии ВИЧ-инфекции; четверть ВИЧ-инфицированных составляют женщины в наиболее активных репродуктивных возрастах, и это не может не повлечь за собой прямые демографические потери. Экспоненциально растет наркомания, особенно среди детей в возрасте от 11 до 17 лет. Оценки показывают, что их численность достигает 3,5–4 млн. чел. Наблюдается интенсивное падение репродуктивного здоровья. Доля беременных женщин, страдающих анемией, выросла с 12,1% в 1990 г. до 43,9% в 2000 г., т.е. в 3,6 раза. Следствием этого явилось увеличение рождения больных детей, доля которых в 1990 г. составляла 14,8%, а в 2000 г. – 38,0%, т.е. повысилась в 2,6 раза. Падение интеллектуального потенциала вследствие прямой «утечки умов» и «косвенного» движения (переход в другие отрасли), а также перехода в иностранные компании продолжается, хотя и с меньшей интенсивностью. Однако оно дополняется снижением качества школьного и высшего профессионального образования. Повсеместно отмечается аморальная дезорганизация. Общая оценка состояния населения сводится к тому, что негативные условия и факторы жизни повлекли за собой нарушения динамического стереотипа высшей нервной деятельности, а это вызывает ослабление иммунной защиты, развитие патологических процессов, депрессии и другие психические отклонения. Состояние «износа» и «усталости» населения приводит к тому, что поколение детей не воспроизводит поколение родителей не только количественно, но и качественно. Ослабление социального потенциала сравнимо с процессом истощения природы при отсутствии условий ее восстановления. Наблюдается распад социальных связей. Без политики последовательного осуществления инвестиций в человека и далее будет происходить разрушение человеческого потенциала страны и тем самым подрыв основ устойчивого развития России.

По разным оценкам, Россия потеряла более 40% ученых мирового класса, работавших в сфере науки и образования, российские образовательные учреждения катастрофически снизили воспроизводство научных кадров мирового уровня. По данным ЮНЕСКО, отток высококвалифицированных кадров из России нанес нашей стране ущерб в 30 млрд. долл. США. Продолжает снижаться научный авторитет России и ее потенциальные возможности осуществлять технологические и научно-инновационные «прорывы».

По разным оценкам, Россия потеряла более 40% ученых мирового класса, работавших в сфере науки и образования, российские образовательные учреждения катастрофически снизили воспроизводство научных кадров мирового уровня. По данным ЮНЕСКО, отток высококвалифицированных кадров из России нанес нашей стране ущерб в 30 млрд. долл. США. Продолжает снижаться научный авторитет России и ее потенциальные возможности осуществлять технологические и научно-инновационные «прорывы».

Нарушения полового баланса

За последние десятилетия в Российской Федерации сложилась неблагоприятная для демографического развития половозрастная структура населения. На 1147 женщин в стране приходится 1000 мужчин, что является одним из ключевых факторов разрушения семьи и низкой рождаемости. По заключениям ряда специалистов, для придания стабильности семье и положительной динамики росту рождаемости необходимо превышение числа мужчин над женщинами как минимум на 10 процентов.

Эта проблема вызвана «сверхсмертностью» мужчин в России, особенно мужчин трудоспособного возраста. Продолжительность ожидаемой жизни у мужчин сегодня составляет 58 лет, что является самым низким в Европе показателем.

Нарушения возрастного баланса населения

Колоссальное количество ежегодно совершаемых в России искусственных прерываний беременности, весьма значительный уровень детской смертности (13,3 в 2002 г.; в развитых странах этот показатель в 3-4 раза ниже), насильственная девальвация семейных и иных нравственных ценностей в российском обществе, навязывание обществу разрушительных идеологий (агрессивный феминизм, гомосексуализм) и образов жизни (однополые семьи), отсутствие государственных механизмов обеспечения положительной мотивации граждан на рождение двух и более детей на 1 семью (в идеале – 3 и более детей на 1 семью) и сохранения полных семей (с двумя родителями) – все это ведет к тому, что доля детей, подростков и молодежи в общем населении падает, тогда как увеличивается доля людей старшего возраста.

Нарушения демографического пространственного баланса

Демографический пространственный дисбаланс России определяется нерациональностью расселения населения России, еще более усугубляемой катастрофической депопуляцией России, а также нерациональность экономической политики в России как в последние 15 лет, так и, по многим параметрам, в советское время.

Нарушения национально-культурного баланса

Для России такой точкой невозврата станет ситуация, когда доля русских в общей численности населения упадет ниже 75% (по данным последней переписи в России проживает русских, украинцев и белорусов – около 82% от всего населения).

Меры, направленные на сохранение балансов и введение в этих целях различных ограничений, являются нормальной законодательной, правовой и правоприменительной практикой целого ряда развитых демократических стран.

Так, пункт 3 статьи 3 «Допуск на въезд» Федерального (Союзного) закона Швейцарии «Об иностранцах» от 16 декабря 2005 г. гласит: «При допуске иностранцев, должно приниматься во внимание социо-демографическое развитие Швейцарии». Пункт 1 статьи 3 указанного Федерального закона Швейцарии устанавливает требование учета культурных потребностей Швейцарии при допуске иностранцев в страну.

Статья 4 «Интеграция» указанного Федерального закона Швейцарии раскрывает требования и цели интеграции иммигрантов в экономическую и социально-культурную жизнь страны: «1. Интеграция иностранцев стремится благоприятствовать сосуществованию иностранных и швейцарских популяций на основе конституционных ценностей, а так же взаимного уважения и терпимости. 2. Интеграция должна позволить иностранцам, чье пребывание законно, длительно принимать участие в экономической, общественной и культурной деятельности. 3. Интеграция предполагает, с одной стороны, что иностранцы расположены интегрироваться в швейцарское общество, а с другой стороны – что швейцарское население доказывает открытость по отношению к таким иностранцам. 4. Необходимо, чтобы иностранцы сближались с обществом и образом жизни в Швейцарии и, в особенности, чтобы они овладевали государственным языком».

То есть законодательно постулируется необходимость взаимного открытого отношения как иностранцев к швейцарскому обществу, обладающему определенными, исторически сложившимися социокультурными, этническими и иными особенностями, так и швейцарского общества к прибывающим иностранцам. При отсутствии такого выраженного отношения, открытости общества страны к новым мигрантам, процесс иммиграции может вести к глубокой дестабилизации в обществе и государстве.

Согласно статье 58 Федерального закона Швейцарии «Об иностранцах» от 16 декабря 2005 г., в Швейцарии установлена Союзным Советом и действует специализированная Союзная комиссия по делам иностранцев, которая рассматривает вопросы социального, экономического, культурного, политического, демографического и юридического порядка, поднятые присутствием иностранцев в Швейцарии (пункт 2 статьи 58).

В официальных документах, определяющих приоритеты США в области национальной безопасности приоритеты расставлены следующим образом: 1) образ жизни, 2) население, 3) территория. Это значит, что ради сохранения населения правительство США готово жертвовать территорией, а ради сохранения американского образа жизни, готово пожертвовать и территорией, и людьми. В понятие «образ жизни» включается ряд не только экономических, но и культурных, социальных условий и особенностей, определяющих в целом национально-культурную идентичность общества. Это особенности, опосредованные сложившейся этнической, конфессиональной структурой населения, спецификой его жизненного уклада, традиций, занятий, ценностей, языка и т.д.

Рекомендации Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ по анализу законодательной базы выборов (Варшава, январь 2001 г.) гласят: «Необходимость в промежуточных избирательных комиссиях зависит от избирательной системы, а также от степени уникальности географических и демографических факторов данной страны» (подраздел «А» раздела VI); «Эксперту необходимо проанализировать все положения, определяющие регистрацию, включая сумму денежного залога или требуемое число подписей с учетом особых условий страны, то есть принимая во внимание ее экономические и демографические реальности» (подраздел «В» раздела VIII); «Хотя законодательная база должна позволять частное финансирование политических кампаний, допустимыми являются разумные ограничения размера частных вложений. Что считается разумным, зависит от вида выборов и факторов, характерных только для данной страны, таких, как ее география, демографическая ситуация, относительная стоимость доступа к средствам массовой информации и других материалов, необходимых для кампании» (подраздел «В» раздела X).

То есть социально-региональная и демографическая уникальность страны и ее территорий в развитых демократических странах воспринимается не только как фактор, влияющий на избирательный процесс, но и как особенность страны, подлежащая уважению, сохранению и защите, которая должна учитываться в политико-правовой сфере жизни общества.

Таким образом, требование сохранения национально-культурной идентичности коренных народов Российской Федерации при осуществлении государством миграционной политики является одним из важнейших условий обеспечения национальной безопасности страны.

В целях воспроизводства коренного населения и поддержания всей системы структурных балансов населения на территории необходимо осуществлять на уровне субъектов Российской Федерации и отдельных административных районов субъектов Федерации мероприятия по квотированию рабочей силы в плане общей численности и различных специальностей, а также систему социально-экономических мер по сохранению человеческого потенциала на территориях всех уровней.

Нормальной практикой развитых демократических стран является введение в качестве одного из приоритетов миграционной политики целенаправленный отбор квалифицированных трудовых ресурсов.

В настоящее время почти все европейские страны (Швейцария, Великобритания, Ирландия, Нидерланды, Франция, Германия и др.), а также многие другие развитые страны мира (США, Канада и др.) изменяют миграционное законодательство, устанавливая акцент на привлечение квалифицированных специалистов.

В Швейцарии применительно к трудовой миграции, согласно пункту 1 статьи 23 «Личная квалификация» Федерального закона Швейцарии «Об иностранцах» от 16 декабря 2005 г., «только профессиональный персонал, специалисты или другие квалифицированные трудящиеся могут получить разрешение на кратковременное пребывание или проживание».

То есть речь идет именно о квалифицированном труде, о въезде квалифицированных специалистов, требующихся в стране, но никак не о массовом, неконтролируемом по критерию образования и профессии ввозе людских ресурсов, вне зависимости от профессиональной подготовки прибывающих лиц.

Законодательство Швейцарии в вопросе трудовой миграции прямо указывает на приоритетность интересов страны над интересами мигрантов. Более того, в качестве важнейшего требования устанавливается способность и стремление иммигранта интегрироваться в швейцарскую экономику и социальную среду.

Согласно пункту 1 статьи 3 Федерального закона Швейцарии «Об иностранцах» от 16 декабря 2005 г., «при допуске иностранцев для осуществления предпринимательской деятельности должны учитываться интересы швейцарской экономики, а также шансы длительного интегрирования иностранца на швейцарском рынке труда и в общественной среде». В соответствии с пунктом 2 статьи 23 указанного Федерального закона Швейцарии: «В случае предоставления вида на жительство, профессиональная квалификация иностранца, его способность профессиональной и общественной адаптации, его знание языка и возраст должны позволять, кроме того, предполагать, что он включится продолжительно в профессиональную и общественную среду».

В США Закон об иммиграции 1990 г. ввел систему квотирования и преференций в области трудовой иммиграции, сделав акцент на создание наиболее благоприятных условий для высококлассных специалистов.

В Японии правительственные программы «Идеальное общество и политика для экономического возрождения» («Ideal Society and Policies for Economic Rebirth») и «9-й основной план мероприятий в области занятости» («9th Basic Plan for Employment Measures») 1999 г. так же были нацелены на обеспечение притока в страну именно высококвалифицированных кадров.

Во Франции трудовая иммиграция вообще достаточно жестко ограничена, в том числе требованием обоснования желающим въехать во Францию, что никакой французский гражданин или проживающий во Франции гражданин третьей страны не может занять соответствующую вакансию.

В США одним из важнейших приоритетов современной миграционной политики является поддержание «этнического баланса», реализуемое, в частности, посредством существующей системы квот на определенные территории, ограничивающей въезд представителей тех или иных стран и регионов. (Иванов М.М. США: правовое регулирование иммиграционного процесса (условия и процедуры приобретения статуса постоянного жителя США). – М.: Международные отношения, 1998. – с. 31.) Такой подход позволяет предупредить существенные изменения этноструктурного и конфессионально-структурного баланса населения в США и неблагоприятные последствия таких изменений.

Для этого требуется локализация экономической и коммерческой деятельности.

Образцом для осуществления локализации является правовая система США, в рамках которой с позиции экономики штата как основной государственно-территориальной единицы страны иностранными компаниями считаются любые хозяйствующие субъекты, зарегистрированные за пределами штата. При этом статус иностранной задает дополнительное обременение в виде повышенной налоговой и иной нагрузок.

Методология управления миграционными процессами в целях прекращения оттока населения требует определенной трансформации существующих принципов разграничения бюджетных полномочий и системой налоговых сборов.

В частности, в связи с отсутствием у региональных властей реальных рычагов воздействия на крупные трансрегиональные и транснациональные компании, порядок выплаты налогов для них установить исключительно в федеральном центре. Это даст центру возможность маневрировать доходами в целях выравнивания социально-экономической ситуации в иных регионах страны.

Часть 1

Часть 2

Часть 3

часть 3

Направления миграционной политики

Анализ миграционной ситуации в России достоверно показывает, что миграционную политику, её цели, задачи и меры необходимо рассматривать не только исключительно во взаимосвязи с задачами и мерами комплексного развития страны, но и напрямую организовывать управление миграционными процессами в интересах такого развития.

Это позволяет определить следующие направления государственной миграционной политики Российской Федерации:

  • микрорегиональное и региональное развитие страны;
  • пространственное развитие страны;
  • экономическое развитие страны;
  • промышленное развитие страны;
  • социально-культурное развитие страны;
  • мировое развитие страны.

Микрорегиональное и региональное развитие страны

Миграционная политика должна быть направлена на то, чтобы были приняты комплексные меры социально-экономического развития для повышения оседлости и укоренённости населения Российской Федерации, прежде всего, в малых городах и районах страны.

Реализация миграционной политики в интересах населения России требует проектирования и организации микрорегионального и регионального развития страны, включающего реабилитацию и новое освоение территории на муниципальном и районном уровнях.

Для этого необходимо проведение политики регионального развития, ориентированной на равномерное развитие всей территории страны, на организацию достаточной финансово-ресурсной базы на муниципальном уровне и на обеспечение необходимого уровня и качества жизни на районном уровне методами локальной экономической политики.

Необходима организация системы планирования непрерывного наращивания уровня и качества жизни, повышения доходов граждан и реального финансового обеспечения муниципалитетов, что позволит обеспечить реальное местное самоуправление (ФЗ-131).

В этой ситуации показателен опыт ряда стран, устанавливающих, в связи с отсутствием у региональных властей реальных рычагов воздействия на крупные трансрегиональные и транснациональные компании, порядок выплаты налогов исключительно в федеральном центре. Это даёт центру возможность маневрировать доходами в целях выравнивания социально-экономической ситуации в иных регионах страны.

Одним из видов поддержки микрорегионального развития в интересах реализации государственной миграционной политики должна стать целевая финансовая и административно-политическая поддержка регионов с наибольшим количеством выезжающих в относительно благополучные регионы и мегаполисы со стороны последних. Именно подобный подход – реализация мер, направленных на содействие улучшению экономической ситуации в странах исхода мигрантов – является в настоящее время одним из главных направлений миграционной политики развитых стран Европейского сообщества в части снижения количества иммигрантов. Также затрачиваются (например, в Швейцарии) значительные суммы для обеспечения неадаптировавшихся иммигрантов в страну исхода.

Создание условий и высокого качества жизни в ныне депрессивных районах страны, в свою очередь, будет способствовать повышению миграционной привлекательности этих территорий для квалифицированных и образованных мигрантов, что, соответственно, должно быть использовано для привлечения необходимых человеческих ресурсов без ущерба для коренного населения.

Особое значение в рамках данного направления имеет эффективная реализация Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом.

Привлечении соотечественников из ближнего и дальнего зарубежья, оптимизации перетоков людских ресурсов между регионами РФ, обеспечивающих расширенное воспроизводство и рост населения России, а также новые формы последовательной территориальной экспансии и пространственного переосвоения территории страны позволит создать долгосрочную организационную основу для микрорегионального и регионального развития страны.

Не создавая условий для достойной жизни и полноценного участия в экономике населения России и соотечественников, государство фактически предоставляет свою территорию жителям других государств.

Пространственное развитие страны

Надлежащее управление миграцией требует не только микрорегионального и регионального развития, но и общего пространственное переосвоения территории страны. Для реализации данного направления необходимо выделить в качестве приоритетных три макрорегиона: Дальний Восток, Российские Севера и Нечерноземье.

Особо критическое значение имеет опережающее развитие Дальнего Востока, поскольку это создаст прецедент и модель пространственного развития для Северов и Нечерноземья и для страны в целом.

Успех государственной миграционной политики определяется тем, будет ли в ближайшие два-три года остановлен массированный отток населения с дальневосточных регионов и произойдёт ли в течение десяти ближайших лет существенное – до полутора и более раз – увеличение численности населения Дальневосточного федерального округа.

Это означает, в частности, необходимость проектирования и создания условий, подготовки базы для нового этапа, новой волны освоения Дальнего Востока и Северных территорий, в том числе, и на основе проектов строительства новых городов. Процесс создания новых городов в сегодняшних социально-экономических условиях должен пройти через ряд промежуточных переходных этапов, когда города могут сначала формироваться как вахтовые поселки, затем как устойчивые поселения и лишь затем как полноценные города, но населению страны и жителям других государств должна быть предъявлена долгосрочная стратегия РФ в этой области.

Данное направление требует инвентаризации и коренного пересмотра Основных положений Генеральной схемы расселения на территории Российской Федерации и разработки схем градостроительного планирования развития частей территории Российской Федерации.

Экономическое развитие страны

Реализация миграционной политики должна в обязательном порядке вести к экономическому развитию страны. Более того, именно через решение миграционных проблем России возможно создание в России соответствующей цивилизационной модели экономики, которая бы вела не к усилению деградационных процессов, а к развитию страны – экономики развития.
В отличие от ныне реализуемой модели экономики, основанной на представлении о самооптимизационном развитии частных корпораций, встраивании их в западные рынки товаров, услуг и капитала безотносительно к демографическому и общему развитию страны, экономика развития основана на обеспечении общего воспроизводства базовых условий жизни и на реализации масштабных инфраструктурных проектов – строительства новых городов, энергосистем, транспортной и информационной инфраструктуры, коридоров развития и др.

Производимое в результате реализации экономики развития инфраструктурное развитие территорий (энергетическое, транспортное, информационное, ирригационное – обеспечивающее снабжение поселений качественной пресной водой, создание социально-культурных инфраструктур обеспечивающих высокое качество жизни и др.) должны напрямую создавать достаточные условия для наращивания численности населения на территории.
Экономика развития, таким образом, выражается в формировании подхода, связанного с осуществлением целенаправленного планового развития опорных поселенческих инфраструктур, создающих ресурс для достойной и комфортной жизни населения. Экономика развития требует стратегического планирования развития территориальных инфраструктур, обеспечивающих рост поселенческой ткани, а не реализации концепции самооптимизационного «полюсного роста», формирующей «опухоль» Москвы и ведущее к неизбежному обезлюживанию Центральной России за пределами Москвы.

Если подобные долгосрочные масштабные инфраструктурные проекты не будут предложены приграничным государствам с быстро развивающейся экономикой для совместной реализации этих проектов в интересах России, то российская территория по-прежнему будет оставаться зоной освоения ресурсов, в том числе и человеческих, в интересах приграничных государств. Так, по предварительным оценкам, развитие экономики Дальнего Востока как условие сохранения этих богатейших территорий в составе Российской Федерации требует инвестирования в этот макрорегион 15 – 20 триллионов рублей и приезда сюда 7 – 9 миллионов населения в ближайшие 10 лет. Построение транспортной инфраструктуры, создание новых предприятий и новых кластеров промышленного развития, строительство новых северных и дальневосточных городов сегодня потребует определённого участия рабочей силы приграничных государств – республики Северная Корея и Китайской Народной Республики.
Но для этого необходима разработка соответствующих инфраструктурных проектов, которые сегодня у России отсутствуют, что означает включение ресурсов данных территорий в инфраструктурные проекты экономики развития Китая, Республики Кореи и Японии.

Для решения задач экономического развития Российская Федерация заинтересована, в частности, в сохранении имеющегося и в создании нового человеческого потенциала. Это потребует как укоренения и закрепления коренного (местного) населения в регионах, так и целевого привлечении значительных трудовых ресурсов и человеческого капитала.
Привлечение трудовых ресурсов, необходимых для создания экономики развития, требует регулирования и должно строиться на основе специальных государственных программ (по типу Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 22 июня 2006 г. № 637 «О мерах по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом») и иных государственных решений – например, может строиться на основе специально продуманных принципах миграционных союзов (например, между республикой Беларусь, республикой Казахстан и РФ), регулирующего принципы перетока населения из одной страны в другую.

В конечном счёте, для управления миграцией на территории страны должна быть повсеместно создана соответствующая экономическая база, которая бы привлекала коренное население в высокотехнологический сектор промышленности, передовое сельское хозяйство и иные сферы хозяйства и обеспечивала устойчивую востребованность специалистов высокой квалификации и препятствовала их выезду из региона или эмиграции из Российской Федерации.

Промышленное развитие страны

Промышленное развитие, основанное на организации высоких переделов исходных природных материалов и выпуске продукции с высокой добавленной стоимостью, обеспечивает сохранение и наращивание доли высококвалифицированного труда и является ключевым условием повышения уровня и качества жизни населения, его стабильного проживания на территории.

Для обеспечения целей и задач миграционной политики необходима программа реиндустриализации и создания новой национальной промышленной системы, организующей в течение пяти ближайших лет до миллиона рабочих мест средней и высокой квалификации.

Приоритетного внимания требует организация промышленного развития передовых укладов, всемерное поощрение создания и развития производств с высокой добавленной стоимостью, создание экономической базы, которая бы привлекала коренное население в высокотехнологический сектор промышленности.

Особого внимания требует кардинальное изменение ситуации в сельском хозяйстве. Необходимо продвижение мер, направленных на преодоление низкой сбалансированности мер поддержки и целенаправленную организацию зон передового сельского хозяйства и инновационных форм расселения и проживания в сельской местности.

Правильная организация промышленного и аграрного развития создаёт также условия и для развития вокруг производств и инфраструктур малого бизнеса, который в массовом порядке повышает занятость населения, даёт населению необходимые инструменты для того, чтобы себя содержать и иметь устойчивый и достаточный для достойной жизни доход.

Социально-культурное развитие страны

Ведущим фактором сохранения оседлой жизни коренного населения и повышения миграционной привлекательности территории является качество жизни, т.е. степень удовлетворённости населения существенными обстоятельствами своей жизни, обеспечивающие достоинство и свободу каждого человека.

Качество жизни не тождественно уровню жизни, включая и наиболее изощренные виды его определения, например, жизненные стандарты (living standarts), поскольку различные экономические показатели дохода выступают в различных практических и научных системах качества жизни только одним из многих, как правило, не менее 5-ти, критериев. Наглядным примером является ситуация в СССР 60 – 70-х гг., когда качество жизни советского населения в целом было не ниже качества жизни населения ведущих западных стран, при том что уровень жизни в СССР был примерно в 2 раза ниже. Также показательны следующие примеры. Когда в бытность СССР эскимосов переселили из чумов в комфортабельные квартиры, уровень их жизни повысился, но уровень смертности резко повысился и, как сформулировал один из социологов, «они стали вымирать от тоски». В ГДР после присоединения к ФРГ социально-экономические и общие материальные условия улучшились в 3 – 5 раз, однако, уровни самоубийств, преступности и смертности резко выросли.

Философия качества жизни в конце XX века выходит на первый план в государственной политике и социальной работе в наиболее развитых странах мира, например, в Канаде, Великобритании и Швеции, поскольку через качество жизни возможно осуществлять интегральную оценку эффективности управления в постэкономическую эпоху.

Государственная работа по определению и реализации заданного качества жизни ведется через законодательное введение стандартов (индексов) качества жизни, которые включают три блока комплексных индикаторов.
Первый блок индикаторов качества жизни характеризует здоровье населения и демографическое благополучие, которые оцениваются по уровням рождаемости, продолжительности жизни, естественного воспроизводства.
Второй блок отражает удовлетворенность населения индивидуальными условиями жизни (достаток, жилища, питание, работа и др.), а также социальная удовлетворенность положением дел в государстве (справедливость власти, доступность образования и здравоохранения, безопасность существования, экологическое благополучие). Для их оценки используются социологические опросы представительных выборок из населения. Объективным индикатором крайней неудовлетворенности служит уровень самоубийств.

Третий блок индикаторов оценивает духовное состояние общества. Уровень духовности определяется по характеру, спектру и числу творческих инициатив, инновационных проектов, а также по частоте нарушений общечеловеческих нравственных заповедей.

Частичным аналогом индекса качества жизни, получившим к настоящему времени распространение и признание, является индекс человеческого развития (ИЧР, human development indicator – HDI) или, в другом переводе, индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП), применяемый ООН с 1990 года. В числе главных составляющих ИЧР: средняя ожидаемая продолжительность жизни при рождении, уровень образования населения и реальный среднедушевой валовой внутренний продукт, рассчитанный с учетом паритета покупательной способности национальной валюты.

Практическое значение категории качества жизни состоит, прежде всего, в способности конкретно задаваемой для данной личности или общности нормы качества жизни выступать формой представления и обеспечения достоинства людей. Задаваемые в качестве необходимых, должных характеристики качества жизни для конкретной личности или общности определяют для них желаемый образ будущего и носят проектный характер, что и позволяет их использовать в качестве универсального управленческого инструмента.
Качество жизни носит интенсивный характер, поскольку характеризует субъектность населения, т.е. фактическую дееспособность различных общностей и каждой отдельной личности. При этом применение категории качества жизни носит не менее объективный характер, чем различные иные категории, которые характеризуют социально-культурное и экономическое благополучие, например, уровень жизни.

Качество жизни характеризуется реализацией заданных в качестве нормы устойчивых состояний личности и общности, т.е. устойчивых элементов самодеятельного населения.

Социально-культурное развитие в итоге определяется созданием в обществе атмосферы реального (нефиктивного) оптимизма и развития во многих сферах.

Всё это требует перехода к целенаправленному применению методов стратегической биополитики, т.е. системы специальных государственных мер, направленных на решение кардинального вопроса поддержания и воспроизводства жизни народов России на их собственных жизнедеятельностных основаниях, на инициирование их собственного желания полноценно, интересно, многообразно и энергично жить.

Неспособность современного государства к биополитике с необходимостью ведёт к демографической деградации, поскольку политика такого государства основывается либо на желании контролировать и подавлять процессы жизни, что неизменно переходит в геноцид, либо на безразличии к жизни и отказу от ответственности за общественное воспроизводство и развитие.

Демографическое развитие и биополитика невозможны вне опоры на традиционную идентичность, которой для народов России исторически является открытость межцивилизационному, межэтническому и межконфессиональному диалогу при сохранении и воспроизводстве собственных культур, составляющих уникальную тысячелетнюю российскую цивилизацию.

Правильно организованное социально-культурное развитие страны создаёт необходимые условия для интеграции иммигрантов, представляющих нетрадиционные для Российской Федерации народы и культуры.

Мировое развитие страны

Реализация государственной миграционной политики Российской Федерации в конечном счёте должна вести к созданию притягательного лидерского имиджа страны как мировой державы, в которой действительно идут процессы развития и это развитие имеет мировой масштаб и смысл. В рамках данного направления управление миграцией должно напрямую вести к мировому – геополитическому, геоэкономическому и геокультурному – развитию страны.

Необходимо прекратить практику трактовки и рассмотрения российских территорий как запущенных и бесхозных и, в то же время, необычайно богатых природными ресурсами.

Наряду с реализацией Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, должны быть организованы специальные программы целевого привлечения и возвращения (релокации) наиболее выдающихся соотечественников и российских граждан для работы в России.

Привлечение высокообразованных соотечественников, включённых в мировой бизнес, работающих за рубежом в элитарных, университетских центрах, требует предъявления со стороны государства действительно прорывных проектов развития страны и формирования нового техно-промышленного уклада на территории России. Выдвижение подобных проектов развития и вовлечение в их реализацию уехавших из страны учёных, разработчиков мирового уровня, должно с необходимостью останавливать «утечку мозгов» (drain brain).

В частности, в целях кардинального изменения имиджа российского Дальнего Востока в рамках реализации государственной миграционной политики необходима организация системы действий по развитию на Дальнем Востоке наукоёмкого и передового промышленного производства (г. Комсомольск–на–Амуре, г. Углегорск при космодроме «Свободный»), созданию системы масштабной переработки леса и биоресурсов всех типов, лесных и рыбных холдингов с участием государства, развития массового малоэтажного жилищного строительства и других решительных мер, которые, в конечном счёте, обеспечат создание на Дальнем Востоке, прежде всего, в Приамурье, нового центра российского и мирового развития, сопоставимого как с Московским столичным регионом, так и с центрами соседних государств Северо-Восточной Азии.

Для формирования притягательного лидерского образа России необходимо как выдвижение подобных проектов, показывающих, что в стране начинается новый этап познания и фундаментальных открытий, так и формирования лидерского российского кинематографа, способного формировать смысл мирового развития с позиций России. Без формирования этого этажа и уровня управления процессами миграции, Россия никогда не сможет занять лидерскую позицию и, следовательно, будет отдавать свои людские ресурсы США и Евросоюзу, а территориальные – Китаю.

Методы и механизмы реализации миграционной политики

Эффективность реализации государственной миграционной политики требует целенаправленного формирования современного инструментария, позволяющего осуществлять согласование миграционной и социально-экономической политики и осознанное проектирование соответствующих экономических и социально-культурных процессов.

Для этого необходима разработка и применение следующих методов и механизмов реализации государственной миграционной политики.

Во-первых, обеспечение равных условий на всей территории Российской Федерации, что определяло бы равномерное развитие производительных сил на всей территории страны и создавало бы достойные уровень и качество жизни для всего российского населения. Здесь необходимо пересматривать существующие системы и методики районирования.

Во-вторых, наращивание инфраструктурного обеспечения территорий, которое бы обеспечивало равный доступ всех участников экономической деятельности к транспортным, энергетическим, финансовым, информационным и иным инфраструктурам на всей территории страны. Для этого требуется переход к инфраструктурному и индикативному планированию развития страны.

В-третьих, организация разработки и реализации проектов микрорегионального и районного развития и проектов расселения или нового освоения, которые бы напрямую способствовали реабилитации и развитию территорий.

Проблематика проектов регионального и микрорегионального развития, т.е. экономического развития в конкретном поселении, должна рассматриваться в контексте задачи поиска социально-экономических инструментов, повышающих иммиграционную привлекательность региона одновременно с созданием условий для снижения оттока коренного населения, позволяющих безболезненно принимать мигрантов, обеспечивать их интеграцию без ущерба для коренного населения и при сохранении этнокультурного своеобразия принимающего сообщества.

Инновационный проект регионального развития (ИПРР) должен являться элементом реализуемого стратегического плана регионального и микрорегоинального развития. В рамках социально-экономической политики региона инновационные региональные проекты выступают в функции плацдармов развития.

Важнейшими характеристиками ИППР как специально выделенных плацдармов развития являются стратегические типы занятости и перспективные типы поселений, которые вместе образуют нерасторжимое единство изменения жизнедеятельности людей, определяющих их желание жить и увеличивать численность семей. В основе этого нерасторжимого единства – планируемая социальность: рост численности поселений, рост качества жизни в соответствии с выделенными гуманитарными индексами развития, разработанными ООН, производство товаров и услуг мирового уровня.
Взятые отдельно друг от друга – элитное жильё, без предоставления рабочих мест с высокой зарплатой и, наоборот, рабочие места с относительно высоким уровнем оплаты труда и отсутствием социальных условий для комфортного проживания, создают риски развала любых проектов регионального развития. В этих ситуациях придётся возвращаться либо к спекуляции жильём как способу выкачать деньги из работников сверхдоходной ресурсной отрасли, либо к вахтовым посёлкам, где можно зарабатывать деньги, но где невозможно жить. В противоположность этому необходимы самоподдерживающие формы жизни, внутри которых формируется общественное богатство, где люди укореняются и строят многопоколенную родовую жизнь. Предполагается, что показавшие свою эффективность плацдармы развития впоследствии должны будут распространены на все территории и все контингенты населения страны.

Именно подобный экономический подход обеспечивает взаимосвязь проблематики инновационного проекта регионального развития с задачей определения и устранения (минимизации) рисков реализации Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, а также в целом рисков проведения активной политики по стимулированию иммиграции в целом.

Необходимость учета данного аспекта вызвана тем, что при попытке адаптации возвращающихся соотечественников к сложившейся на данный момент в регионах России социально-экономической и социально-культурной ситуации инициированные Государственной программой процессы не будут соотнесены с масштабными инициативами развития страны. В этом случае прибывающие соотечественники могут подвергнуться воздействию тех же негативных экономических, миграционных и демографических процессов, что и коренное население. Прибывающие соотечественники будут рассматриваться жителями региона не как потенциал и ресурс развития, а как обуза и конкуренты получения ограниченных социальных благ.

Законодательное обеспечение миграционной политики

Реализация миграционной политики Российской Федерации требует построения системы миграционного законодательства, соответствующего нормам международного права и лучшим мировым образцам организации управления миграцией.

Формируя систему миграционного законодательства, включаясь в современную международную правовую инфраструктуру и развивая сотрудничество в сфере миграционной политики, Российская Федерация естественно заинтересована в обеспечении уровня и качества жизни, прежде всего, населения России.

Правовое поле, регулирующее положение иностранных граждан и лиц без гражданства в РФ, должно создавать условия и не препятствовать для лиц, проживающих значительных срок в РФ, уважающих её законы, знающих русский язык, становиться в случае их желания гражданами РФ. Однако вытекающая из законодательства практика получения гражданства иностранными гражданам, не являющимися соотечественниками, должно удовлетворять следующим ограничительным условиям:

  • не должна разрушать условия демографического развития, расширенного воспроизводства и роста численности семей соотечественников как и численности семей коренного (старожильческого) населения страны;
  • не должна разрушать и подрывать условия приоритетного добровольного переселения в страну соотечественников;
  • должна исключать условия формирования инокультурных для российского населения этнических анклавов – своеобразных «провинций» других государств, в том числе и внутри крупнейших городов России;
  • не должна быть связана с захватом этническими группами наиболее выгодных зон экономической деятельности.

Эффективное администрирование миграционных процессов также требует пересмотра имеющихся международных соглашений, не имеющих чётко определённого предмета регулирования и в то же время затрагивающих значительные области российской правовой системы, носящих односторонний характер и т.п. и создания сбалансированной системы международных соглашений в целях реализации государственной миграционной политики.

Часть 1

Часть 2

Часть 3

Автор: журнал «Российская миграция» №4-5 (43-44) сентябрь-октябрь и № 6 (45) ноябрь-декабрь 2010 г.

Источник: kroupnov

Опубликовал: admin | Дата: Окт 30 2010 | Метки: Анализ, Коротко |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Free WordPress Themes

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Супер Cinema 4D

Самой лучшей программой по работе с 3d считается Cinema 4d. Первый полноценный обучающий курс по Cinema 4D на русском языке.
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 24,542 | Комментариев: 14,617

© 2010 - 2016 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Designed by Gabfire themes
Weboy
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire