Агрессия против Ливии. Взгляд в прошлое и будущее

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение
Loading ... Loading ...
Просмотров: 18

Сохраняющаяся угроза агрессии США против Сирии заставляет вновь обратиться к международно-правовому анализу действий стран НАТО, а также руководства ООН в отношении Ливии. Параллели здесь в высшей степени уместны.

Вооружённый конфликт в Ливии и последовавшая в марте-октябре 2011 года агрессия США и НАТО против Социалистической Народной Ливийской Арабской Джамахирии (СНЛАД), как и вооружённый конфликт в Сирии, поставили ряд важнейших правовых вопросов, затрагивающих самое существо современного международного правопорядка…

В числе этих вопросов – правовые основания принятия резолюций Совета Безопасности ООН № 1970 и № 1973, а также правовые последствия этих резолюций; правовые основания и последствия передачи ситуации в Ливии в Международный уголовный суд, а также правовые основания оказания помощи так называемой оппозиции во время вооружённого конфликта. Рассмотрим эти проблемы подробнее.

1. Правовые основания для принятия резолюций СБ ООН № 1970 и № 1973

Традиционно принято анализировать международно-правовые последствия резолюций Совета Безопасности ООН. Однако важно обращать внимание и на правовые основания принятия самих этих резолюций. Случаи, когда СБ ООН при принятии важных решений выходит за пределы своих полномочий, становятся всё более частыми (например, резолюции по созданию Международных уголовных трибуналов по бывшей Югославии, по Руанде и Специального суда по Ливану). Грубо превысил свои полномочия СБ ООН и при принятии резолюций 1970 и 1973.

Первое. При анализе фактического обоснования принятия мер, установленных в Резолюции СБ ООН № 1970, становится ясным, что на момент принятия решения в распоряжении Совета не было никаких фактических оснований для применения главы VII Устава ООН. Так, ещё 22 и 25 февраля 2011 года состоялось два заседания СБ ООН под малозаметным названием «Мир и безопасность в Африке». На первом заместитель Генерального секретаря ООН по политическим вопросам Л.Пэскоу (США) сообщил членам Совета о «насилии и неизбирательном применении силы» (заседание было закрытым и официальное сообщение не содержало никакой конкретной информации; о том, что говорил Пэскоу, стало известно лишь со слов генсека Пан Ги Муна неделей позже). На втором заседании представитель Ливии [1] Шалькам заявил: «15 февраля группа мирных жителей вышла на улицу с призывом освободить юриста по фамилии Тарбел… По этой группе демонстрантов был открыт огонь в голову и грудь, как будто солдаты, которые вели огонь, не знали, что это живые люди…» [2] Он также заявил: «Сегодня я слышу слова Каддафи: «Я буду либо править вами, либо уничтожать вас»». [3] «Мы обращаемся к ООН с призывом спасти Ливию», – завершил своё выступление Шалькам. На этом же заседании Генеральный секретарь ООН заявил о «более тысячи убитых». [4] Однако в отличие от всех предыдущих ситуаций мировому сообществу не было представлено никаких доказательств. Более того, когда эти «доказательства» попытались представить в СМИ, это не могло не вызвать самых серьёзных подозрений в их постановочном характере, а говоря точнее, их фальсификации.

Сообщение МИД РФ от 25 марта, то есть накануне принятия Резолюции 1970, гласит, что «оценочные данные о количестве погибших в столкновениях между оппозицией и лояльным властям силами варьируются от 1 до 2 тысяч человек». [6] Однако возникает вопрос: как в ситуации с «оценочными данными» Совет мог принимать столь радикальные решения в пользу только одной из сторон? Разница между одной и двумя тысячами погибших такая же, как между одной тысячью и нулём. Сообщение МИД формально допускает такую разницу. И остаётся совершенно неясным, а кто же, собственно, погиб? Это «оппозиция» или «лояльные власти силы»? Если это лояльные власти граждане страны, то почему СБ ООН встал не на их защиту?

Вызывают вопросы и источники информации, в том числе источники, которые использовал МИД РФ. Так, в сообщении от 22 февраля МИД утверждает, что «по свидетельству очевидцев» шествия [то есть не нападения вооружённых банд, совершающих бесчинства, а всего лишь некие шествия] были подвергнуты обстрелу с воздуха. (6) Вопрос: почему в сообщении указываются некие «очевидцы», а не посольство России в Триполи? Возникает предположение о том, что посольство давало иную информацию. Это косвенным образом подтверждается последующим снятием российского посла накануне голосования по Резолюции СБ ООН № 1973.

Имеются серьёзные вопросы и к деятельности Комиссии ООН по установлению фактов в Ливии, созданной решением Генерального секретаря ООН. Комиссия так и не смогла приступить к работе, так как в день её запланированного прибытия в Триполи начались бомбардировки ливийской территории авиацией НАТО. Возникает вопрос: для чего создавалась эта Комиссия? Обстоятельства создания Комиссии дают серьёзные основания полагать, что она была сформирована лишь с целью создания видимости установления фактов. Кроме того, явным нарушением принципа беспристрастности являлось назначение в состав этой Комиссии бывшего председателя Международного уголовного суда Ф.Кирша, являющегося гражданином Канады – государства-члена НАТО. Как Кирш может быть объективно признан беспристрастным во время подготовки агрессии и самой агрессии НАТО против Ливии?

Таким образом, можно сделать вывод о том, что ни международная общественность, ни Российская Федерация не обладали фактическими доказательствами, необходимыми для принятия тех мер, которые были предписаны Резолюцией № 1970. По крайней мере, такие доказательства международной общественности представлены не были. Принятие резолюций СБ ООН № 1970 и № 1973, а также передача ситуации в Ливии в МУС в отсутствии установленных фактов, а также признаки явного нежелания установления реального положения дел (в частности, массированная фальсификация видеоряда со стороны крупнейших поставщиков видеоинформации) являются основаниями для сомнений в законности принятых резолюций и их содержания. А сам отказ от установления фактов имеет принципиальное значение для решения всех иных вопросов.

Второе. Насколько обоснована квалификация ситуации в Ливии как «вооружённого конфликта»? Резолюция СБ ООН № 1970 установила, что власти страны «должны соблюдать нормы международного гуманитарного права». Такое утверждение означает, что Совет Безопасности априори рассматривал ситуацию в Ливии на тот момент как «вооружённый конфликт». Однако были ли к этому правовые основания? Их представлено не было. И вновь отсутствие реальной информации даёт основания для различной трактовки. Так, например, имелись основания полагать, что юридически состояния «вооружённого конфликта» в Ливии до начала агрессии НАТО не было. До марта 2011 года происходящее в Ливии было вооружённым мятежом, то есть чисто уголовным преступлением, которое регулируется внутренним, а не международным правом и которое должно быть пресечено властями страны безо всякого иностранного вмешательства. Следует признать, что голосование России за Резолюцию СБ ООН № 1970 было серьёзной ошибкой. В том числе потому, что это может иметь прямые правовые последствия в отношении уже российских «ситуаций» на Северном Кавказе. Кроме всего прочего, подобная позиция наносит ущерб праву государств на проведение контртеррористических операций в рамках своего национального законодательства и переносит подобные ситуации сразу в разряд «вооружённых конфликтов» – то есть в область международного права! Здесь налицо угроза серьёзного размывания национального права государств, которому скоро просто не останется места при решении важнейших вопросов государственной жизни.

Третье. Каковы правовые основания для введения Советом Безопасности ООН мер, не предусмотренных в Уставе ООН? Резолюция СБ ООН №1973 объявила над Ливией так называемую бесполётную зону. Каковы правовые основания для такой меры? Резолюция их не называет. И это понятно, ведь в Уставе ООН нет положений, которые бы допускали «закрытие воздушного пространства» государства-члена Организации. Мы уже неоднократно (при рассмотрении создания международных уголовных трибуналов adhoc по бывшей Югославии, Руанде и Ливану) отмечали лукавство резолюций СБ ООН, «действующих на основании главы VII Устава». Принудительные меры, тем более такой важности, не могут применяться на основании главы Устава. Они могут применяться на основании конкретной статьи и даже пункта статьи. Однако мы этого не видим не только в случае с трибуналами, но и случае с «закрытыми зонами». Почему? Случайно ли это? На наш взгляд, не случайно. Просто Совету Безопасности сослаться-то не на что. Нет таких статей. Это собственное изобретение Совета. И оно никак не урегулировано международным правом. А значит, данная мера прямо нарушает принцип суверенитета государства-члена ООН, так как воздушное пространство является частью суверенной территории государства. Таким образом, пункт Резолюции СБ № 1973 нарушает статью 2 Устава ООН (принцип суверенного равенства государств-членов; запрещение применения силы против территориальной неприкосновенности и политической независимости государств) и нормы международных договоров в области международного воздушного права. Параграф 6 Резолюции СБ ООН № 1973 устанавливает запрет на воздушные полёты над территорией Ливии. А параграф 7 разрешает всем государствам «принимать все необходимые меры» для обеспечения этого запрета. То есть СБ ООН разрешил всем сбивать ливийские самолёты над её собственной территорией.

Не менее противоправным выглядит и параграф 17 указанной Резолюции, который запретил государствам-членам ООН разрешать ливийским самолётам приземляться на своей территории. Такое установление не согласуется с целым рядом международных договоров в области международной авиации: государства в нарушение этих договоров были обязаны отказать в посадке самолёту из Ливии, независимо, например, от того, есть ли у него достаточно топлива улететь обратно или нет. То есть фактически предписывалось уничтожить самолёт.

Главной правовой проблемой резолюций № 1970 и № 1973 стало тотальное нарушение прав гражданского населения Ливии. Несмотря на то, что формально обе резолюции исходили якобы из необходимости его защиты, именно гражданское население было самым циничным образом превращено в главную мишень. Фактически обе резолюции признавали «гражданским населением» только мятежников. В то же время было совершенно очевидно, что абсолютное большинство населения сохраняло лояльность законным властям.

Сама лексика этих резолюций показывает, что СБ ООН вообще не посчитал эту часть населения «народом» Ливии. Так, например, параграф 2 Резолюции № 1973 утверждает, что власти страны должны «удовлетворить законные требования народа». О праве населения страны на безопасность и защиту от вооружённого мятежа СБ ООН даже не вспомнил. То есть в главном органе ООН, несущем основную ответственность за поддержание мира и безопасности (статья 24 Устава ООН) не нашлось ни одного члена этой организации, который защитил бы права большей части населения Ливии!

Если кто-то спросит, как резолюции СБ ООН № 1970 и № 1973 защищали права ливийских граждан, лояльных власти, ответ будет один: никак! Эти резолюции лишили власть страны права на защиту большинства гражданского населения. То есть эти резолюции прямым образом предусматривали нарушение прав тех, кого, казалось бы, они должны были защищать.

При этом необходимо подчеркнуть, что даже весьма туманные положения Резолюции СБ ООН № 1973 не давали с точки зрения международного права оснований для поддержки так называемых повстанцев. Текст резолюций СБ ООН не предоставлял права на вооружение повстанческих группировок, так как даже самая проблематичная формулировка о применении «всех необходимых мер» связывалась с обеспечением прав гражданского населения. [1]

2. Правовые основания для передачи Советом Безопасности ООН ситуации в Ливии в МУС

На сегодняшний день Совет Безопасности ООН передал в Международный уголовный суд (МУС) две ситуации: ситуацию в Судане (2005 год, Дарфур) и ситуацию в Ливии. Однако правовые основания такой передачи вызывают ряд серьёзных вопросов по поводу их законности.

Так, нигде в Уставе ООН право СБ ООН передавать дела в Международный уголовный суд (МУС) не закреплено. Такое право предоставлено Совету в другом международном договоре – Статуте самого Международного уголовного суда. Однако этот аргумент не имеет значения для государств, не являющихся участниками данного договора. На самом деле ситуация выглядит даже хуже, чем нарушение, она просто абсурдна! Посмотрите, что получается: государства (США, Россия, Китай) не являющиеся участниками международного договора (Статута МУС), передали ситуацию в Международный суд в отношении государства, не являющегося участником этого же договора (Ливия)! Налицо полное разрушение международного права.

Кроме того, возникает вопрос о пробелах в правовых основаниях деятельности самого Совета Безопасности: где эти основания определяются для самого СБ? Каковы их критерии? Какова фактическая сторона дела? Какие факты были рассмотрены Советом? Почему они не представлены нам? Или под «фактами» имеются в виду телерепортажи ВВС?

Таким образом, действуя на основании не Устава ООН, а международного договора, участниками которого не являются ни некоторые члены Совета Безопасности ООН, ни само государство, чью ситуацию передали в МУС, СБ ООН превысил свои полномочия. Исполнению подлежат только такие резолюции, которые приняты в рамках полномочий Совета согласно Уставу ООН. Соответственно, резолюции, о которых идёт речь, государства-члены ООН соблюдать не должны.

Это касается и вопроса об обязанности «всех» государств сотрудничать с МУС по ситуации в Ливии. Особенно государств, не являющихся участниками МУС. Или являющихся участниками МУС, но имеющими свою позицию в отношении дел против государств – не участников.

Нельзя не обратить внимания на то, что ситуация в Ливии уже в самом Суде была передана в досудебную палату, которую возглавляет судья Тарфуссер из Италии. Если учесть, что Италия не только бывший колонизатор Ливии, но ещё и главный участник агрессии НАТО против Ливии, то выбор президента МУС выглядит не просто нарушением принципа беспристрастности, но злостным, демонстративным нарушением.

3. Международная противоправность оказания помощи повстанческим силам со стороны иностранных государств

Время, прошедшее после агрессии НАТО в Ливии, убедительно показало, что применение терминов «оппозиция» и «повстанцы» к ситуации в Ливии неприменимо. Однако для целей анализа международно-правовой противоправности помощи зарубежных стран внутренним группировкам мы будем пользоваться именно этим термином, так как он используется в международно-правовых актах, причём в отношении него применяется наименее жёсткий правовой режим. Таким образом, доказав, что оказание иностранной помощи повстанцам является противоправным, мы докажем противоправность оказания помощи и всем другим вооружённым группам.

Прежде всего, следует определиться с источниками права, которые регулируют поведение государств во время вооружённого конфликта. Во-первых, это Женевские конвенции о защите жертв войны 1949 года (общая статья 1 для всех четырёх конвенций) и статья 1 Дополнительного протокола 1977 года. Согласно этим актам, государства обязаны соблюдать конвенции при любых обстоятельствах, а также – заставлять соблюдать других. Таким образом, США и другие страны НАТО, оказывающие поддержку повстанцам в том или ином государстве, обязаны заставлять соблюдать нормы международного гуманитарного права не только правительство Ливии или, скажем, Сирии, но и любых других участников вооружённого конфликта. Повторим: это именно обязанность, а не право. При этом следует иметь в виду, что данная норма Женевских конвенций является отражением обычного международного гуманитарного права, поэтому вопрос об участии того или иного государства или стороны в конфликте в соответствующих международных договорах не стоит. [2] США уже однажды были признаны виновными в нарушении норм международного права за поддержку повстанцев. Это было сделано в 1986 году Международным судом ООН в решении по знаменитому делу «Никарагуа против США», например, в связи с теми установками, которые давались американскими инструкторами отрядам контрас и которые противоречили положениям международного гуманитарного права. [3]

Так называемые повстанцы в ливийском вооружённом конфликте совершали массовые преступления. Это зафиксировано в Докладе Независимой международной комиссии по расследованию событий в Ливии. Доклад Комиссии содержит указание на преступления повстанцев и убийства гражданских лиц в результате бомбардировок Ливии силами НАТО. [4]

Поддержка подобного рода повстанцев влечёт международно-правовую ответственность соответствующих государств. [5]

Всё, что происходило в Ливии, сегодня мы наблюдаем в Сирии. В Докладе Независимой международной комиссии по расследованию событий в Сирийской Арабской Республике, несмотря на то что данный доклад содержит попытки оправдать [6] руководство сирийских повстанцев, имеются свидетельства грубого нарушения ими международного гуманитарного права. Комиссия зарегистрировала случаи убийств, линчеваний и других грубых нарушений прав человека, совершенных боевиками так называемой «Сирийской свободной армии» (ССА), и подчеркнула, «что члены ССА, включая полевых командиров, несущих командную ответственность, могут быть привлечены к уголовной ответственности по международному праву.[7]

Применение химического оружия повстанцами также говорит о том, что ими совершаются массовые международные преступления. И США, и другие страны, оказывающие им поддержку, несут за это, согласно международному праву, прямую ответственность…

[1] См. например: Olivier Corten and Vaios Koutroulisy. The Illegality of Military Support to Rebels in the Libyan War: Aspects of jus contra bellum and jus in bello // Journal of Conflict & Security Law. 2013. № . 1. Р.5-32.

[2] Данное положение сформулировано Международным судом ООН в решении по делу Никарагуа против США 1986 года.

[3] Case Concerning Military And Paramilitary Activities In And Against Nicaragua (Nicaragua V. United States Of America).Merits. Judgment Of 27 June 1986 // ОфициальныйсайтМеждународногоСудаООН: http://www.icj-cij.org/docket/files/70/6503.pdf.

[4] Report of the International Commission of Inquiry on Libya. Документ ООН: A/HRC/19/68 от 8 марта 2012 года // Официальный сайт ООН: http://www.ohchr.org/Documents/HRBodies/HRCouncil/RegularSession/Session19/A.HRC.19.68.pdf.

[5] Olivier Corten and Vaios Koutroulisy. The Illegality of Military Support to Rebels in the Libyan War: Aspects of jus contra bellum and jus in bello // Journal of Conflict & Security Law. 2013. № . 1. Р.19-28.

[6] Комиссия, например, указывает, что в конце января 2012 года в Карм Аз-Зейтуне члены ССА и другие лица «линчевали человека по подозрению в сотрудничестве с государственными службами безопасности и провезли его тело по улицам на грузовике. … Некоторые вооруженные гражданские лица в Хомсе, в том числе вооруженные гражданские лица, принадлежащие к ССА, пытались отомстить за совершенные нарушения путем убийства членов семей сотрудников служб безопасности или боевиков шаббиха. Руководство ССА в Хомсе, а также местный координационный комитет осудили такие коллективные репрессии и пытались их предотвратить». (Курсив наш – А.М.) О том, насколько «независима» комиссия по расследованию говорит и лексика следующего сообщения: «По достоверным сообщениям, члены групп ССА в других населенных пунктах подвергали пыткам и казнили без суда и следствия захваченных в плен военнослужащих или сотрудников сил безопасности. В середине ноября 2011 года недалеко от Талбисеха члены ССА в ходе допроса подвергли пыткам одного из сотрудников военной разведки. Его избили, в том числе электрическим кабелем, и угрожали ножом. В конце ноября 2011 года группа ССА из Риф Дамаска захватила в плен, подвергла пыткам и убила одного из сотрудников сил безопасности». Таким образом, цель данного раздела доклада комиссии ясна: показать свою объективность, признав преступления повстанцев, но при этом оправдать их, постоянно подчёркивая, что эти преступления совершаются только и исключительно против сил безопасности и армии, и с целью мести за совершённые ими ранее преступления.

Александр Мезяев
~~~

Источник: fondsk.ru
Опубликовал: admin | Дата: Сен 18 2013 | Метки: Анализ |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Premium WordPress Themes

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Супер Cinema 4D

Самой лучшей программой по работе с 3d считается Cinema 4d. Первый полноценный обучающий курс по Cinema 4D на русском языке.
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 24,577 | Комментариев: 14,695

© 2010 - 2016 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Designed by Gabfire themes
Free WordPress Theme
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire