12 лет назад НАТО напало на Югославию

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение
Loading ... Loading ...
Просмотров: 6

24 марта 1999 года Белград и другие города Союзной Республики Югославия подверглись ударам военной авиации

12 лет назад, 24 марта 1999 года, генеральный секретарь НАТО Хавьер Солана отдал приказ командующему силами НАТО в Европе СПРАВКА:
В приблизительном переводе с сербского языка «Метохия» обозначает «монастырская земля» и происходит от греческого «метох» - церковный надел. Название возникло в связи с пребыванием с XIV века до 1767 года в этом крае, в городе Печ, престола Сербской православной церкви, в средневековый период сыгравшей большую роль в подъёме сербского национального самосознания, а также многих древних сербских монастырей. Большинство европейских языков, включая русский, обычно не вдаются в тонкости и называют территорию Автономного края Косово и Метохия сокращённо - «Косово». Сербская же традиция настаивает на двойном обозначении края, что, по мнению сербов, подчеркивает их историческое право на эту землю.
американскому генералу Уэсли Кларку начать военную операцию против Югославии. В тот же день Белград, Приштина, Ужице, Нови-Сад, Крагуевац, Панчево, Подгорица и другие города Союзной Республики Югославия (СРЮ) подверглись ударам военной авиации стран Североатлантического Альянса. Так началась операция «Союзная сила», ставшая фактически первой агрессией извне против независимого европейского государства с 1945 года.

Формальным поводом для начала военной операции стал отказ югославской стороны принять ультиматум, выдвинутый ей странами НАТО на т. н. «конференции в Рамбуйе». На ней представители блока НАТО выдвинули вообще беспрецедентные требования к независимому государству – вывести все югославские военные и полицейские части с территории югославского же края Косово и Метохия, и разместить на его территории войска НАТО. Первоначально представители альянса даже требовали размещения своих войск и за пределами Косово – в сопредельных югославских провинциях, чтобы, дескать, гарантировать безопасность населения края от югославских репрессий.

Собственно, именно тема якобы творимых югославами, а точнее, сербами (именно они после распада в 1991 году «Большой Югославии» стали основным населением СРЮ), репрессий против албанского населения Косово и Метохии и стала главным пропагандистским предлогом для агрессии.
Отношения между православной сербской и мусульманской албанской общинами края, действительно, складывались очень непросто на протяжении столетий, еще со времен владычества Османской империи в ХIV – начале ХХ вв. Турки сознательно вытесняли сербское население края (которое сербы считали историческим ядром своей государственности) и поощряли его заселение той частью албанцев, что приняла ислам. Позднее, уже в ходе II Мировой войны, территорию Косова правительство фашистской Италии присоединило к ранее захваченному «Королевству Албании». И итало-немецкие оккупанты и их албанские пособники также развернули кампанию репрессий против сербского населения Косова и Метохии.

После освобождения Югославии в 1945 году, пришедший к власти лидер югославских коммунистов Иосиф Броз Тито не только не стал возвращать сербских беженцев в край, но и стимулировал переселение туда из «братской» коммунистической Албании. Тито, хотя и ругался со «старшими товарищами» из Москвы, но в целом взял на вооружение их методы «ленинской национальной политики». И поэтому считал главной угрозой «сербский великодержавный шовинизм», а не национализм «малых наций». В результате, хотя автономный край Косово и оставался формально в составе Социалистической Федеративной Республики Югославия, но фактически стал отдельной республикой в составе СФРЮ. А этнократическое руководство Союза коммунистов Косова не только фактически вышло из подчинения Союза коммунистов Сербии, но взяло курс на вытеснение сербского населения края. И уже на рубеже 1970-х - 80-х гг. албанцы стали составлять почти 90% населения края. А после смерти Тито в 1980 году край охватила настоящая волна антисербских выступлений и беспорядков, которое правительство СФРЮ пыталось, но так и не сумело подавить вплоть до самого распада Федерации.

Однако возглавивший в конце 80-х Союз Коммунистов Сербии Слободан Милошевич, вопреки распространенному мнению, вовсе не начинал ответной антиалбанской кампании. На знаменитом массовом митинге на Косовом поле в 600-летнюю годовщину этой священной для сербов битвы, 28 июня 1989 года, он всего лишь провозгласил неотъемлемость Косово и Метохии от Сербии. А также защиту права сербов проживать на всей территории этого края, как и в прочих частях Сербии. Аналогичное право Милошевич предусматривал и для албанцев.

«В Сербии никогда не жили одни сербы. Сегодня, еще более, чем в прошлом, люди других национальностей также населяют ее. И я твердо убежден, что это наше преимущество. Национальный состав почти всех стран в сегодняшнем мире изменяется в этом направлении. Граждане разных национальностей, религий и рас все чаще и все успешней живут вместе», - заявил Милошевич на том самом митинге, от которого западные СМИ ведут отсчет кампании «сербского шовинизма», сопровождавшегося якобы кровожадным террором против прочих народов.

Стоит также отметить, что когда после развала СФРЮ военные действия охватили последовательно Словению, Хорватию, Боснию и Герцеговину, в Косово в целом обстановка оставалось спокойной. Более того, после фактической сдачи Милошевичем Сербской Крайны в Хорватии и подписания им Дейтонских соглашений по Боснии и Герцеговине стало складываться впечатление, что из «кровавого тирана» он снова становится для Запада вполне почтенным партнером. Во всяком случае, когда на президентских выборах в 1997 года вполне реальной стала перспектива победы лидера сербских националистов Воислава Шешеля, Запад (и США, в первую очередь) всячески поддерживал именно Милошевича. А тот, кстати, даже успел заявить, что подумывает и о членстве его страны в НАТО. Но, очевидно, что-то не сложилось. И в 1998 году неизвестно откуда взявшаяся «Армия Освобождения Косова» (она же известная как УЧК) вдруг начала вооруженную борьбу «за независимость», в основном террористического характера. А когда югославские войска, силы безопасности и полиции занялись ей вплотную, по всем «прогрессивным» СМИ развернулась кампания в защиту якобы истребляемого сербами мирного албанского населения.

Собственно, методология антисербской пропаганды была отработана еще в 1992-95 гг. Можно вспомнить липовые снимки изможденных людей за колючей проволокой, поданных как «концлагерь Милошевича» в начале 1992 года, хотя это была обыкновенная ферма, да еще и за пределами Югославии. Или приписанный сербам взрыв в очереди за хлебом в Сараево (май 1992 г.), который без всяких расследований тут же повлек за собой введение санкций против СРЮ. Позже последовали взрывы на сараевском рынке Маркале (февраль 1994 г. и август 1995 г.) – они уже стали одним из поводов для воздушных ударов НАТО по сербским позициям. Позже, однако, было доказана непричастность сербов к этим акциям, но это уже никого не интересовало.

Ну а в косовском случае роль соответствующего запала сыграла «трагедия села Рачак», где якобы 15 января 1999 года сербские военные зверски убили десятки «мирных албанцев». Однако уже по окончании агрессии НАТО в интервью газете «Берлинер цайтунг» руководитель проведенного по поручению Евросоюза расследования «инцидента в Рачаке» Хелена Ранта заявила, что албанцы, которых изображали как мирных жителей, расстрелянных в упор югославской полицией, на деле погибли в бою. То есть, это были не мирные крестьяне, а члены террористических банд, нападавших не только на югославскую армию и полицию, но и на своих соотечественников – албанцев, осмелившихся сотрудничать с властями. Стало известно и том, о чем западная пресса и политики начисто умалчивали раньше: в Рачаке 15 января 1999 года погибло и немало солдат югославской армии.

Собственно говоря, об этом было известно и раньше. Журналисты одной из французских телекомпаний были в тот день в деревне Рачак. Ссылаясь на увиденное ими и свидетельства рядовых сотрудников миссии ОБСЕ, они сообщили, что вокруг села шел тяжелый бой с применением тяжелых пулеметов. Ни о какой «бойне» ни журналисты, ни сотрудника миссии ОБСЕ, ни (что особо важно!) местные жители не говорили.

Согласно исследованию белорусских экспертов, найденные в селе убитые не были казнены, а укомплектованая в основном финскими специалистами комиссия Евросоюза, участвовавшая в аутопсии, заключила, что погибли люди примерно в одно и то же время, в гражданской одежде, которую, по мнению членов комиссии, вряд ли надели на них после убийства. Главный эксперт финской комиссии, кстати, сообщила, что во время работы представители МИД Финляндии по электронной почте выражали пожелания относительно формулировки выводов. А затем и директор Института судебной медицины Гамбурга Клаус Пюшель подтвердил, что тела «погибших албанцев» принадлежали боевикам УЧК, убитыми в боях с сербской полицией и перевезёнными в Рачак из других мест. В конечном итоге Гаагский трибунал отказался рассматривать «инцидент в Рачаке» как свидетельство югославских преступлений – но это произошло уже тогда, когда дело, ради которого все затевалось, было сделано.

Именно после всемирного вопля «прогрессивных» СМИ и последовал ультиматум НАТО Югославии в Рамбуйе, а после его отклонения и началась агрессия НАТО. И хотя эта война была развязана именно во имя «защиты албанского населения», даже Международный трибунал по бывшей Югославии вынужден был признать: все доказанные «преступления против человечности в отношении албанского населения Косово» произошли во время натовских бомбардировок, а не до них. А ведь при этом упомянутый трибунал еще и воздержался от выяснения - сколько представителей мирного албанского населения погибло именно от натовских бомбардировок? По некоторым данным, их погибло даже больше, чем югославских военных, против которых, собственно, бомбардировки и были направлены.

«Главными жертвами бомбардировок стали мирные жители. Как признал недавно спецпредставитель ООН по правам человека в бывшей Югославии Иржи Динстбир, балканская операция НАТО привела к большему числу жертв среди мирного населения, чем сам косовский конфликт, ради разрешения которого она якобы была предпринята», – сообщало РИА «Новости» 21.07.99.

Зато что в те дни сочиняли западные политики и масс-медиа! Немцами был снят документальный фильм с говорящим названием: «Es began mit einer Luege» («Это началось со лжи») – но, разумеется, это не о собственной продукции, а о якобы творимых сербами преступлениях. В фильме сообщалось, к примеру, что злые сербы придумали изощрённый способ убивать свободолюбивых албанцев: они открывали в подвале жилых домов газ, ставили на чердаке свечку, и тогда у них было достаточно времени, чтоб покинуть дома до взрыва. Причем европейские бюргеры искренне внимали этой ерунде, даже не пошевелив своими заплывшими извилинами на предмет того, что газ тяжелее воздуха, и он никак не мог добраться до чердака.

Далее следовала байка о концлагере для тысяч албанцев, которые кровожадные сербы устроили на стадионе в Приштине. Сценарист, очевидно, был знаком с фильмами вроде «Ночь над Чили» об аналогичной практике генерала Пиночета. Впрочем, у немцев есть и свой богатейший опыт концлагерей, и вполне возможно, что они что-то подобное откопали в отечественной практике 1933-45 гг.

Во всяком случае, после этого немецкий министр обороны Р. Шарпинг с ужасом в глазах рассказывал, что там применяют настоящие фашистские методы, что расстреливают учителей на глазах у детей и т.п. И уже от себя добавлял такие детали, как нарисованные знаки на домах сербов, чтоб им не попало во время «зачисток» в близлежащих районах. Министр иностранных дел, по совместительству «зеленый» борец за права «голубых» Йошка Фишер также кричал по этому поводу, что сербы – это новые фашисты, и что цивилизованное общество такого безобразия не может допустить. Однако даже опросы албанцев — жителей Приштины показали, что стадион был пуст, если не считать того, что его иногда использовали в качестве аэродрома. Но НАТО его всё равно на всякий случай разбомбило, «позабыв» о бедных заключённых. Полуразрушенные внутренние помещения стадиона, кстати, и сейчас открыты посетителями, и там нет никаких признаков содержания заключённых. Там вообще ничего нет, даже дверей.

По самым секретным источникам, НАТО якобы получило сведения о коварном плане Милошевича под названием «Подкова». План предусматривал изгнание албанцев с их земель после почти полного окружения через оставленный коридор. В качестве доказательства общественности показывали фото горящих городов и сёл. Мол, там уже изгоняют.

Правда, здесь получилась неполадка: города и сёла, если верить Шарпингу, горели ещё до агрессии НАТО, а фотодоказательства появились только после бомбёжек, проводимых в т.ч. той же Германией. Кроме того, «доказательства» засняли на собственной немецкой пленке, а потом попытались выдать их за зверства «коммунистического диктатора». Опросы в селе Радубра показали, что никто жителей оттуда не выгонял, но они были вынуждены покинуть свои дома из-за натовских бомб. Ещё одно село, Санховичи, которое было изображено на фото Шарпинга, найти не удалось. Нет такого села. Правда, в этой местности есть село Петерштика, но местных жителей сербы тоже не выгоняли.

И тому подобных историй тьма тьмущая. Однако, если войну информационную, равно как и бомбежки гражданских объектов, натовцы провели блестяще, то собственно военные задачи решали они весьма бездарно. Как отмечает весьма прозападно настроенный военный эксперт Александр Храмчихин, «перед ВВС стран НАТО ставились две задачи: …«вбомбить Югославию в Каменный век» и тем самым принудить ее к капитуляции, и уничтожение Югославской народной армии (ЮНА), особенно ее косовской группировки. И если первую они выполнили на «пятерку», то по второй заслуживают жирную «двойку». ВВС НАТО поразили все ключевые объекты югославской инфраструктуры, но оказались бессильны нанести ЮНА ощутимые потери».

По «скорректированным» натовским подсчетам 2000-го года выяснилось, что авиация НАТО в ходе своих бомбежек уничтожила не 120 сербских танков, как докладывала в 1999 году, а только 14, и не 220 БМП, а 18. В то же время, по оценке Храмчихина, материальные издержки ВВС НАТО на операцию были почти сопоставимы с ущербом, нанесенным сербам. «Стоимость одной только крылатой ракеты Tomohawk в среднем составляет миллион долларов. А их было выпущено по Югославии более тысячи, не считая УАБ. К этому следует добавить стоимость авиационного топлива и т.д.» – отмечает эксперт.

Дело в том, что югославские военные извлекли некоторый опыт и из операции «Буря в пустыне», и из натовского авиаудара по боснийским сербам в 1995 году. Вместо настоящей боевой техники они расставили повсюду надувные резиновые «стоимостью 4000 долларов». С высоты 4500 м они выглядели как настоящие. Опасаясь ПЗРК и огня зенитной артиллерии, руководство альянса в большинстве случаев запрещало пилотам работать на малых и средних высотах. Несмотря на то, что новейшее вооружение позволяло минимизировать издержки ударов с больших высот, это также сыграло отрицательную роль. Надувные танки сербы перевозили на велосипедах и надували их за несколько минут. НАТО, кроме того, по многу раз бомбила пластмассовые мосты, а настоящие из-за их камуфляжной окраски считало разбомбленными. Пустые упаковки из-под молока, сложенные кирпичиками, играли роль батарей ПВО.

В итоге бомбардировки шли уже десятую неделю, а перспектив на победу у НАТО как будто не прибавлялось. Вопрос о сухопутной операции стал ребром, но ее очень боялись в натовских штабах – одно дело бомбить с безопасного расстояния и совсем другое – вести контактные бои со смелым и решительным противником. Ясно, что число армейских потерь натовским генералам пришлось бы измерять тысячами, а к этому ни они, ни, тем более, евроатлантические политики были не готовы.

Тогдашний начальник главного управления международного военного сотрудничества Министерства обороны России генерал-полковник Леонид Ивашов, по долгу службы немало общавшийся тогда с представителями натовского истеблишмента, вспоминал, что к концу весны те пребывали в состоянии, близком к панике. По его свидетельству, они буквально умоляли российское руководство: « Ну сделайте что-нибудь, надавите на югославов, чтобы они пошли на уступки и мы могли бы, не теряя престижа, выйти из сложившегося тупика».

Российская внутриполитическая ситуация им для этого благоприятствовала. Российский премьер-министр Евгений Примаков, который, возмущенный начавшейся агрессией НАТО, отменил свой визит в США, и приказал 24 марта сделать знаменитый «разворот самолета над Атлантикой», был уже отправлен Борисом Ельциным в отставку. Ельцин не на шутку ревновал к его растущей популярности. Зато Ельцин назначил своим «специальным представителем по Югославии» Виктора Черномырдина, который совместно с финским экс-премьером Марти Аахтисари стал оказывать давление на Слободана Милошевича. Черномырдин прямо дал понять Милошевичу, что эффективной помощи от России тот может не ждать. Единственное, что ему мог гарантировать Черномырдин – это формальное международное признание территориальной целостности Югославии, при выводе сербских войск и полиции из Косова, и ввода туда международного (фактически – натовского) военного контингента. Милошевич, не выдержав такого прессинга, вынужден был согласиться.

В результате 10 июня была принята резолюция Совета безопасности ООН № 1244, гарантировавшая территориальную целостность СРЮ, вывод югославских войск и полиции, «демилитаризацию» УЧК и прочих албанских формирований, «гарантии безопасности граждан» и «возвращения беженцев», независимо от национальности, и немало еще внешне здравых положений. Обеспечивать этот порядок должен был натовский контингент (именуемый KFOR – от Kosovo Force) с участием и российских миротворцев.

Последним, впрочем, даже не предполагалось выделять своего сектора – и в этой ситуации в ночь на 12 июня батальон наших десантников совершил знаменитый «бровок» из Боснии на Приштину, заняв стратегический аэропорт Слатина. Хотя командующий силами НАТО в Европе американский генерал Уэсли Кларк приказал английскому генералу Майклу Джексону, командовавшему группировкой на Балканах, выставить русских из аэропорта силой, тот отказался выполнить этот приказ, заявив, что не собирается развязывать Третью мировую войну.

Впрочем, при таком руководстве, которое было у России, даже такой козырь, как контроль над стратегическим аэропортом, мало что давал. На прошедшей вскоре встрече «большой восьмёрки» в Германии Борис Ельцин фактически согласился со всеми условиями своих «друзей» из НАТО, и Россия своей зоны ответственности в Косово не получило. Край разделили на американский, британский, французский, немецкий и итальянский секторы. Российских же военных поставили в районы, населённые только албанцами. Поэтому, поняв бесперспективность нахождения в Косово, в 2004 году их оттуда вывели.

А о том, что за порядок установил в Косово Североатлантический альянс после 78 дней своей агрессии и вывода югославских войск, можно судить по следующей сводке НАТО.

«За период с 10 июня 1999 по 27 февраля 2000, Косово:
1.Число террористических нападений – 4354 (сербской армии уже не существует). Из них: 4121 на сербов и черногорцев, 96 на албанцев, лояльных к сербам, 137 на цыган, турок и др.
2.Число пропавших без вести – 821 человек, из которых 757 сербов, 37 албанцев, 27 других национальностей.
3.Число убитых – 910 человек, из которых 811 сербов, 71 албанец, 28 других национальностей.
4.Ранено 802 человека. Соответственно 751 серб, 20 албанцев, 31 остальных».
Но это мало уже кого смущает. Зато, вопреки пресловутой резолюции СБ ООН №1244, 17 февраля 2008 года была провозглашена независимость Косова. Любопытное по этому поводу заявление сделал премьер-министр Албании Сали Бериша : «Новое государство будет признано Тираной после того, как по этому поводу выскажутся Вашингтон и ЕС». Что они выскажут, и так всем было заранее ясно – недаром же на территории Косова построена американская военная база Кэмп-Бондстил, одна из крупнейших в Европе, где размещен контингент натовских войск (по привычке, вероятно, именуемых KFOR), насчитывающий 8400 человек.

~~~

Максим Хрусталев

Источник: news.km.ru

Опубликовал: admin | Дата: Мар 25 2011 | Метки: История |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Free WordPress Theme

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Супер Cinema 4D

Самой лучшей программой по работе с 3d считается Cinema 4d. Первый полноценный обучающий курс по Cinema 4D на русском языке.
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 24,561 | Комментариев: 14,657

© 2010 - 2016 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Designed by Gabfire themes
Premium WordPress Themes
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire